Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Малая проза » Чеширские сказки. Сборник 2


Чеширские сказки. Сборник 2

Сообщений 101 страница 107 из 107

101

Чешир, пусть всегда с Вами будет неудержимое желание писать. С удовольствием читаю жизни в вашем исполнении.

+1

102

Фосса
Спасибо) Пожелание отличное, еще бы время к нему прилагалось))

0

103

"Рождество длиною в жизнь"

- Черт тебя побери! Опять налопался, как свинья! - Дарья полупинком подтолкнула своего мужа Толика к старому сараю. - Глаза б мои на тебя не глядели. Только и горазд водку жрать! Ни денег, ни помощи. Сиди тут, пока не протрезвеешь! - Дарья в сердцах шваркнула дверью сарая и пошла в дом. Временами ей казалось, что она древняя старуха, а жизнь кончена. Нет в ней никакого просвета.

37-летняя молодая, бездетная женщина недавно переехала в районный поселок со своим мужем, купив, наконец, свое жилье - недорогой маленький дом. Восстанавливала Дарья дом одна, от методично спивающегося мужа помощи ждать не приходилось. Женщина и сама не понимала зачем 10 лет назад вышла замуж за этого человека. Он не был ей интересен или мил. Просто на тот момент так все совпало. Он предложил, она согласилась.

Работать Толик не хотел, а лишь разглагольствовал о несправедливости жизни. Дарья надеялась, что в поселке Толик уйдет жить к матери, но этого не случилось. Он так и доводил женщину беспробудными пьянками, но руки не распускал. Знал, что жена, в прошлом спортсменка, врежет ему - мало не покажется. Только сидел на шее и занудствовал.

Днем Дарья ремонтировала дом, а ночью работала удаленно фрилансером на крупную спортивную компанию.

Дарья сварила борщ, замесила тесто на пироги и, вооружившись поливальным шлангом, отправилась выпускать мужа из сарая.

- Проспался, идиот? - женщина вручила полупьяному мужу шланг. - Иди грядки полей. Я тут сарай разберу. - Проводив испепеляющим взглядом полупьяного Толика, она принялась за работу.

Сарай был старый, запущенный, и у Дарьи все никак не доходили до него руки. Она открыла большой старинный кованый ларь, который собиралась привести в порядок и использовать для заготовок. Открыла - и задохнулась от пыли. Распахнув дверь сарая настежь, женщина стала разбирать ларь. Извлекла из него горы каких-то старых, выцветших журналов, газет и вдруг, в самом низу, увидела аккуратно завернутую в упаковочную бумагу и перевязанную бечевкой стопку писем. Бумага, в которую их упаковали, была довольно новой, современной, и это удивило Дарью. Насколько она знала, в доме давно никто не жил. Дом им продал поселковый совет.

Управившись к ночи с делами, Дарья поставила стопку на стол и разрезала бечевку. То, что предстало ее взору, заставило замереть. По столу, словно цветные пазлы, рассыпались рождественские открытки. На них трубили в трубы бледные ангелы, а на пушистых елках мерцали давно поблекшие огни, все еще сохранившие отблеск былого волшебства. Старые, разноформатные, написанные чернилами весточки Рождества. Дарья подсела к столу, включила настольную лампу и взяла одну из них:

“Элен, дорогая моя, с Рождеством!

Пусть Господь хранит тебя в здравии и благополучии. Минул еще год, а я все жду от тебя ответа. Где ты? Почему молчишь? Люблю тебя. М.”

Открытка была датирована 18 декабря 1944 года. На ней стоял штамп СССР, г. Москва и адрес отправителя.

Дарья взяла другую открытку.

“Милая Элен, мое сердечное поздравление с Рождеством! Надеюсь, ты здорова? От тебя по-прежнему нет вестей. Я волнуюсь за тебя, за нас! Откликнись. Люблю бесконечно. М”
14 декабря,1946 г.

Дарья открыла еще один конверт, и из него выпала старая черно-белая фотография с чуть пожелтевшим уголком. На ней, держась за руки, стояли две девушки. Одна из них в военной форме, яркая и русоволосая. Другая - кудрявая, кареглазая брюнетка с лучезарной, белозубой улыбкой. Они смотрели не в объектив, а друг на друга. В их взглядах было столько любви и нежности, что Дарья онемела и опустилась на стул. На обороте фотографии стояли имена девушек: Мари Ламарш - 26 лет и Елена (Элен) Горленко - 20 лет (25 декабря, 1942 год). В одно мгновение перед Дарьей пронеслась вся ее жизнь. Женщина неотрывно смотрела на фото, понимая, что отдала бы все на свете за то, чтобы на нее кто-то так смотрел. Она вдруг отчетливо осознала, ради чего стоит жить. И в этот момент ее жизнь перевернулась.

Несколько ночей подряд Дарья изучала содержимое пакета. В нем, кроме открыток и фото девушек, были письма Мари, датированные 1943-2002 годами. Аккуратно сложенные листки пожелтевшей, старой бумаги со словами бесконечной любви и нежности. Отдельные фразы удивительно теплых строк вымараны чернилами беспощадного цензора.

“Милая Элен, моя Леночка, мой дорогой человек. Мы расстались месяц назад, но я все еще с тобой рядом. Я все еще в той волшебной рождественской ночи, которую мы провели вместе. Твои руки и губы - это чудо, которое всегда останется в моей памяти. Как ты, моя родная? Люблю тебя крепко и жду нашей встречи. Война закончится и мы обязательно будем вместе встречать наше новое Рождество. Ты всегда в моем сердце. М.”
26 января 1943 года.

Из писем и открыток Дарья поняла, что девушки любили друг друга, но вынуждены были расстаться. Поняла также, что их встреча так и не состоялась. Последняя открытка была датирована концом 2002 года. Написанная неуверенной рукой, но тем же почерком, она несла в себе такие же прекрасные слова, что и 60 лет назад.

“Дорогая Элен, счастливого тебе Рождества! Я отчаялась получить от тебя весточку, время идет быстро, но я каким-то чудом жива и вновь встречаю Рождество. Без тебя. Где ты? Если здесь, на земле, -  я хочу дожить до нашей встречи. Если нет - думаю, скоро увидимся. И это хорошо. В моей жизни была и будешь ты одна. Навсегда. Люблю тебя. Мари.”
14 декабря 2002 г. Франция, Париж

Глянув на дату, Дарья не поверила своим глазам. Открытка была прислана в прошлом году. Почти 60 лет Мари поздравляла Элен с Рождеством - и ни одного ответа? Это было очевидно, так как Мари спрашивает Элен, где она. Видимо, француженка так и не получила вестей от своей любимой.

День за днем, ночь за ночью Дарья перечитывала письма и открытки Мари. Перечитывала и плакала. В эти дни в ней словно зажегся некий свет, указавший дорогу. Она точно знала, что ей надо делать, и этому делу Дарья готова была посвятить жизнь.

- Петр Игнатьевич, я к вам с визитом. Найдется время?

- Проходи, Дарья, как поживаешь? - ласково пробасил председатель поселкового совета и оторвался от бумаг.

- Спасибо, все хорошо. Я вот о чем хотела вас спросить, Петр Игнатьевич. Вы давно здесь живете, в курсе многих событий. Скажите, кто жил в этом доме до нас с Анатолием?

Председатель задумчиво почесал затылок.

- Давно никто не жил. Дом был на балансе поселкового совета. И он вправе им был распоряжаться. Кто-то жил, наверное. Как-то не задавался этим вопросом. А зачем тебе?

- Да хотела с прежними хозяевами познакомиться, спросить кое-что, - уклончиво ответила Дарья.

- Боюсь, не найдешь ты хозяев. Но дом в порядке, не переживай. За ним Глаша присматривала. А когда совсем стара стала, внучка ее подменила - убиралась, дверные петли смазывала.

- А кто такая Глаша?

- Почтальонша. Сколько себя помню, всегда на почте работала.

- Где она живет? Мне бы поговорить с ней.

- Глафира Степановна-то? Да вон, крайний дом справа. Только она уж сама тебе не откроет. Лет ей многовато. В нынешнем году 90 стукнуло. По дому ходит, но медленно. Внучка с ней, Наталья. Она и помогает.

Дверь Дарье открыла молодая подтянутая женщина лет 35-37.

- Здравствуйте, меня зовут Дарья, я бы хотела поговорить с Глафирой Степановной, если можно?

Женщина улыбнулась Дарье.

- Я помню вас. Вы недавно старый дом купили. Проходите. Бабушка только проснулась.

Наталья провела Дарью в большую, чисто прибранную комнату. На кровати полулежала пожилая, благообразная старушка и что-то вязала на спицах.

- Бабушка, у нас гости. С тобой хотят поговорить.

- Здравствуйте, меня зовут Дарья. Я купила старый дом, за которым вы смотрели. У меня есть несколько вопросов. Можно мне их вам задать?

Старушка улыбнулась.

- Конечно, я вас слушаю.

- Среди старых вещей я нашла письма и открытки, адресованные Елене Горленко. Они приходили из  Франции от некой Мари Ламарш. Вы что-нибудь знаете об этих людях? Ведь все эти письма доставляли вы, не так ли?

- Не все. Последние годы этим занималась моя внучка. Мы сохранили их. Я все надеялась, что Елена вернется. Она... пропала в декабре 1945 года. Уехала на работу в райцентр и не вернулась. А Мари продолжала ей писать, и у меня рука не поднималась оповестить ее, что Елена исчезла.

- Вы хорошо знали их?

- Да, мы были подругами. Женщина помолчала, а потом, смахнув слезу продолжила.

- Вы ведь прочитали письма?

Дарья покраснела и кивнула.

- Почему вы заинтересовались этой историей и что хотите?

Дарья посмотрела в глаза пожилой женщине.

- Я хочу найти Елену. Для меня это важно. Не знаю почему, но важно.

Старушка вновь замолчала, изучая Дарью. А потом продолжила.

- Елена и Мари любили друг друга. Это была любовь, о которой не прочтешь ни в одной книге. Мари стажировалась в России до войны, Елена была переводчицей. Они познакомились на каких-то совместных учениях, и между ними мгновенно вспыхнуло чувство. Оно было настолько открытым, искренним и глубоким, что никому в голову не пришло осуждать их. Они стали жить вместе в нашем поселке, но вскоре началась война, и Мари была вынуждена вернуться во Францию. О том, чтобы Елена поехала с ней, не могло быть и речи. Та фотография, которую вы нашли, была сделана в их последнее Рождество. Мари смогла вернуться в СССР в 1942 году в составе “Нормандии” и инструктировала парашютистов. Но она военная летчица. Вскоре ее призвали и она вернулась во Францию. Елена писала ей в 1943-45 годах. Но ни письма, ни открытки до Мари, похоже, не дошли.

Старушке было тяжело говорить, она отдышалась и продолжила:

- Во время войны Мари старалась передавать письма через хорошего знакомого, который бывал в СССР с дипломатической миссией. Он перенаправлял ее письма Елене, указывая фиктивный обратный адрес в Москве.

А потом Елена исчезла. - Женщина заплакала и посмотрела на Дарью глазами, полными надежды. - Найдите ее. Я пыталась, но все попытки оказались бесплодны.

- Я сделаю все, что в моих силах. Почему вы хранили письма в сарае, а не у себя дома?

Глафира Степановна покачала головой и ничего не ответила.

Она задремала, а потрясенная ее рассказом Дарья, кивнула Наталье и тихо вышла из дома.

Толик не пил вторую неделю. Вместо этого он варил борщ и занимался огородом. К этому благому финалу мужика привело отчаяние. Жена полностью перестала обращать на него внимание и только работала за компьютером. Поныв пару дней и ничего не добившись, Толик занялся своей жизнью. Стал обслуживать себя сам и, как ни странно, вошел во вкус.

А Дарья, подключив своих знакомых ребят из органов, дни и ночи проводила в поисках.

Ей удалось узнать, что до 1945 года Елена жила в поселке, работала в райцентре, в издательстве местной газеты. В июне 1945 следы ее теряются. Никаких данных о ее дальнейшей жизни Дарья найти не смогла.

- Паш, привет, - Дарья набрала номер своего друга из местного РОВД, - удалось что-то узнать о Елене Горленко?

- Привет. Тут такое, Дарин, - протянул озадаченным голосом Павел. Приезжай, разговор конфиденциальный.

Через два часа Дарья и Павел беседовали в небольшой кофейне райцентра.

- Я не могу сообщить тебе подробностей, Даря. Дело это мутное, а мои полномочия ограничены. Но есть человек из определенных структур. Он мой друг и согласился помочь. Вот, собственно, и все, что я могу тебе сейчас сообщить. Не лезла бы ты в это дело, Дарька.

- Паш, для меня это важно.

Мужчина внимательно посмотрел на нее и улыбнулся.

- Ты не меняешься, Дарька. Все такая же упорная. И… по-прежнему красивая. В общем так - жди новостей и будь осторожна в своих поисках.

- Спасибо, Паш, - улыбнулась Дарья.

Женщина продолжала поиски самостоятельно. Мари она нашла быстро - имелся адрес. Она жила в пригороде Парижа, в своем доме. Дарья хотела написать ей, но посчитала это преждевременным.

А через 3 дня раздался звонок, и мужской голос быстро отчеканил в трубку:

“Добрый день, Дарья Алексеевна. Я звоню по вашему вопросу. Есть новости. Жду вас завтра, в 17.00, в райцентре, возле магазина “Салют”.

Собеседник не представился, но по интонациям, с которыми была подана информация, Дарья сразу поняла, откуда ей позвонили. Легкий холодок пробежал по спине. Но женщина сразу отбросила все сомнения. Сейчас не то время. Нечего бояться.

Человек в серой куртке подошел к Дарье.

- Здравствуйте, Дарья Алексеевна. Давайте пройдемся немного.

Дарья плотнее закуталась в плащ от октябрьского промозглого ветра и зашагала рядом с незнакомцем.

- Мой друг попросил меня вам помочь. И только поэтому я встретился с вами. Человек, которого вы ищете, Елена Андреевна Горленко, была осуждена по политической статье в 1945 году, арестована и отбывала восьмилетнюю ссылку в Сибири. По официальным данным она погибла в 1951 году на строительных работах - несчастный случай, - незнакомец внимательно посмотрел на Дарью.

Взгляд его был пронзителен, но женщина набрала воздуха в легкие и неожиданно для себя самой смело спросила:

- А по неофициальным?

Незнакомец криво усмехнулся и протянул Дарье конверт.

- Здесь все, что вас интересует. До свидания.

И быстро зашагал прочь.

Дарья снова и снова перечитывала скупые данные:

“Елена Андреевна Горленко, 1922 г рождения. Осуждена по статье 58, часть 3 “Контакты с иностранным государством в контрреволюционных целях” в 1945 году.

Приговорена к восьми годам трудовых работ. Сибирь, спецпоселение N.

Дата смерти 29.05.1951 г.

Причина смерти: несчастный случай.

Внутри конверта лежал еще один листок. На нем размашисто и коротко было написано всего несколько слов:

“Элеонора Николаевна Грач, г. Красноярск, ул. Авиаторов, 5.

Сидя в самолете Москва - Красноярск, Дарья думала о своей жизни. Она вдруг поняла почему поиски женщин из давнего военного времени стали для нее делом жизни. Не Елену искала Дарья, а саму себя. Для нее, несчастливой и обреченной на жизнь с нелюбимым человеком, как воздух стала важна сопричастность с этой незаконченной историей любви. Любви, которая потрясла женщину и перевернула всю ее жизнь. Дарья не понимала, что будет в конце всей этой истории. Она просто влилась в нее и без тени сомнения села в самолет, унесший ее в далекий сибирский город.

Дверь ей открыла пожилая, но подтянутая и крепкая женщина. Едва взглянув на нее, Дарья все поняла.

- Элеонора Николаевна? - голос Дарьи дрожал.

- Кто вы и зачем пришли? - женщина в упор смотрела на Дарью.

- Простите меня за вторжение. Меня зовут Дарья, я из города N. Я бы хотела поговорить с вами, Элеонора Николаевна… Елена Андреевна. Это возможно?

Пожилая женщина переменилась в лице, ее губы дрожали.

- Откуда вам известно мое имя и как вы нашли меня?

- Это долгая история. Но я не враг вам и пришла поговорить.

- Проходите, - женщина провела Дарью в просторную светлую комнату и жестом пригласила ее сесть.

- Я вас слушаю.

Дарья сбивчиво рассказала всю историю. И вынула из дорожной сумки большой пакет с письмами и открытками.

- Это адресовано вам, Елена Андреевна. Простите, что невольно прочитала их раньше вас.

Сидящая напротив женщина заплакала и лишь смогла выдавить дрожащим голосом:

- Где Мари, жива ли она?

- Да, с ней все в порядке. Она живет в Париже. Каждое Рождество на протяжении всех этих лет Мари присылала вам открытку. Она не забыла вас.

Елена Андреевна уронила голову на руки и разрыдалась.

- И я не забывала Мари ни на минуту. Она единственный человек в моей жизни, которого я так любила. Это чувство дало мне силы выжить в лагере и бежать из него. Мне помогли. Я изменила имя, город, но я не могла больше написать Мари. Не хотела навлечь на нее неприятности. За мной следили. Кто я теперь? Бывшая узница ГУЛАГа? Избитый системой человек? Кто я для нее? - Елена Андреевна почти кричала.

- Ее любимая женщина, - едва прошептала Дарья и погладила старушку по руке.

- Спасибо вам, - Елена Андреевна, с благодарностью посмотрела на Дарью мокрыми от слез глазами. Мне бы хотелось сейчас остаться одной и прочитать это, - она кивнула на стопку писем. - Но не исчезайте совсем. Зайдите, пожалуйста, вечером.

- Входите, мой добрый вестник, - тепло встретила вечером Дарью Елена Андреевна. - Будем пить чай с яблочным пирогом.

Женщина улыбалась, и у Дарьи стало на душе светло и спокойно.

Они проговорили до поздней ночи, а утром Дарья заказала два билета до Парижа.

Елена Андреевна скупо рассказала ей свою историю. Ее арестовали в 1945 году по доносу мужа Глафиры Степановны. Он сообщил в органы о том, что Елена переписывается с иностранкой в военное время. Все письма перехватывали, и ни одно из них до Мари не дошло.

Вдруг Дарья поняла почему Глафира Степановна не хранила письма дома. Муж давно умер, но привычка осталась.

Елену арестовали на выходе из издательства, и она 6 лет провела в лагере. Спаслась чудом, бежав с помощью влиятельного человека. Ей пришлось сменить имя, город, специальность. Но Мари всегда была в ее сердце.

- Madame LaMarche ici vit?* - поинтересовалась Дарья у женщины, открывшей дверь.

- Oui, passez par**, - улыбнулась им ослепительно красивая женщина 38-40 лет. Глаза Дарьи на мгновение встретились с глазами молодой француженки, и ее словно током пронзило.

- Michelle, qui est lа?***

Сидящая в кресле пожилая женщина замерла, не поверив своим глазам.

- Элен! Это ты? Господи! Tu es vivant?!****

- Мари, mon ange! *****

Женщины разрыдались, не силах больше сказать ни слова.

Дарья и сама расплакалась, глядя на двух любящих женщин, которых на 60 лет разлучила жизнь.

Она почувствовала легкое прикосновение к своей руке.

- Пойдемте в гостиную, не будем им мешать. Бабушка не успела меня представить. Я Мишель. Думаю, мы найдем тему для беседы. Скоро Рождество. Надеюсь, вы останетесь и встретите его с нами. - Она вновь улыбнулась.

В этот момент Дарья осознала, какой сюрприз готовила ей эта поездка и как причудливо поворачивается к людям судьба. Ее сердце учащенно забилось. Она вдруг поняла, что вновь ощущает полноту жизни.

- Конечно, мы будем рады, - Дарья постаралась успокоиться и улыбнулась в ответ.

Рождество - удивительное время. Надежда и сказка. Волшебная, грустная, радостная. Сказка, длиною в жизнь, скрепленная бесконечной любовью, над которой не властно ни время, ни границы. Чудо, живущее в каждом.

* Madame LaMarche ici vit? (франц.) - Здесь живет мадам Ламарш?
** Oui, passez par (франц.) - Да, проходите.
*** Michelle, qui est lа? (франц.) - Мишель, кто там?
**** Tu es vivant?! (франц.) - Ты жива?!
***** mon ange! (франц.) - мой ангел!

Отредактировано Чешир (19.06.18 17:49:20)

+10

104

спасибо)) рассказка чудесная и удивительно раскрасила невесёлый день))) люблю хэппи энды)

+1

105

Радость
Я рад) Пусть сегодняшний день у вас будет хорошим.

+1

106

Чешир!
Очень душевно, очень лирично... Немного грустно. С удовольствием бы посмотрела фильм, основанный на Вашем рассказе. Спасибо!

0

107

Светло на душе после рассказа, спасибо.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Малая проза » Чеширские сказки. Сборник 2