Чисто по Фрейду

Оригинал: "Елена свободная", "Прикосновение Рэйвен"
Персонажи: Пейтон, Елена

Кто сказал, что жить в палатке это здорово? Сейчас она была готова согласиться с собственными детьми - это полный отстой. За ночь надувной матрас спустил, и сейчас казалось, что шишки со всего леса собрались сюда и специально забились под днище палатки столь затейливым образом, что как ни повернись, а создавалось впечатление, что ты лежишь на неровном слое щебня крупной фракции. Голова гудела, руки замерзли, спину ломило, левая нога затекла, а когда снаружи запела птица, у которой новый день локально наступал в четыре утра, она не выдержала, расстегнула спальный мешок, вжикнула молнией полога и выползла наружу,  подволакивая гудящую ногу.
Светало.
Птица самозабвенно испускала рулады. Казалось, что каждая трель вколачивает новый гвоздь в и без того больную голову Кейт.
Кейт вздохнула и вспомнила, что нужно быть позитивной и радоваться наступающему дню. С гор тянуло холодом. Она подошла к погасшему костру, сложила шалашиком отсыревшие щепки, плеснула на них жидкостью для разжигания и чиркнула спичкой.
Через пять минут костерок ожил, окреп, и, деловито потрескивая, принялся облизывать язычками пламени более крупные дрова.
Кейт улыбнулась и потянулась за чайником.
За спиной у нее хрустнула ветка, и в следующую секунду к костру метнулось белесое нечто с длинными космами нечесаных волос. С нечленораздельным воплем оно принялось затаптывать костер ногами. Глаза Кейт готовы были выпасть от охватившего ее ужаса, она хотела помешать неведомо откуда нагрянувшей гостье, но отчего-то не могла сдвинуться с места. Она попыталась крикнуть, но изо рта вырвался лишь слабый писк...

***

С застывшим на устах криком Пейтон проснулась, вся в поту, и резко села в кровати. Голова гудела, спину ломило, левая нога затекла. За окном их с Еленой спальни заливалась птица. Часы показывали шесть тридцать утра. Пейтон дрожащей рукой провела по складкам одеяла, нащупала знакомую теплую фигуру и с облегченным стоном бухнулась назад в кровать. Она была дома, в постели с любимой женщиной. Никакого леса и спустивших матрасов. Через полчаса она встанет и пойдет в бассейн, чтобы совершить ежеутренний заплыв. Вода всегда успокаивала ее, она была единственным спасением до того, как в ее жизнь вошла Елена…
Пейтон улыбнулась и прикрыла глаза.

***

Кейт всего на минутку отвлеклась от дороги, а в следующий миг уже вдавливала педаль тормоза в пол. Вяло переругивавшиеся на заднем сиденье дети закричали, машину подбросило на выбоине и швырнуло на обочину, но она встала. В магнитоле женский голос по-прежнему проникновенно бубнил аффирмации, напоминающие о красоте жизни:
“Я  легко управляю собой
Я в безопасности
Я дышу легко и естественно
Я свободна от панических атак…”

Кейт помотала головой. Прямо на дороге на корточках сидела поджарая женщина в шортах и футболке. Свесив длинные белокурые волосы на сторону, она рассматривала лежащую на асфальте тушку какого-то зверька, нашедшего свою безвременную кончину под колесами проезжавших автомобилей.
- Эй, леди, какого черта вы делаете на дороге?! - крикнул в окно Джек.
Незнакомка коротко зыркнула на него из-под спутанной челки и вернулась к созерцанию тушки. Потом резко встала, содрала с себя футболку, укутала ею почившего суслика, словно саваном, сунула сверток себе подмышку, пересекла дорогу, обочину и скрылась в кустах.
- Что за *@№”%**?! - рявкнула с заднего сиденья Майя.
- Дети, в нашей семье мы не ругаемся, - напомнила Кейт.
- А чего она, мам? Что это вообще за чучело? - возмутился Джек.
“Я благодарю за любящее общение,
За приятное времяпрепровождение
В кругу единомышленников...”
  - попыталась вернуть всех к позитивному настрою магнитола.

***

- И вот так всю ночь, понимаешь?! Такой связный бред мне еще никогда в жизни не снился. С продолжением!
- Дорогая, все когда-то случается в первый раз, - улыбнулась Елена и заправила за ухо Пейтон выбившуюся прядь темных волос. - Сделать тебе тост с медом?
- А можно мне тост, мамочка? - тоненьким голосом протянула трехлетняя Александра.
- Конечно, солнышко, - улыбнулась Елена и стала намазывать маслом тост.
Пейтон залюбовалась тем, как двигались ее руки. Сейчас ночной кошмар казался далеким и даже немного смешным.
- Представляешь, меня в этом сне звали Кейт, у меня была короткая стрижка, двое приемных детей-подростков, бывшая любовн… эээ... возлюбленная - Пейтон глянула на дочь. Та беззаботно хрустела тостом, но с детьми всегда нужно держать ухо востро, неизвестно, что они услышат, запомнят и главное, что расскажут потом соседям или воспитательнице в детском саду. - Да-да, мисс, у меня в этом сне была крайне напряженная и плохо обустроенная жизнь, - договорила Пейтон и подняла взгляд на Елену.
- А как это “приемные дети”? Они ненастоящие? - спросила Александра. - А мама тебе снилась? А я?
- Приемные дети вообще-то настоящие, но у меня их нет, - сдавленно ответила Пейтон. - Моя семья - это мама и ты.
- Тогда хорошо...
- Милая, хочешь пойти посмотреть мультики? Сможешь сама включить телевизор? - обратилась к дочери Елена. Та радостно закивала и умчалась из-за стола. Елена повернулась к Пейтон. - И что же твоя возлюбленная? - неожиданно мрачным голосом спросила она. - Наверняка это была молодая высокая стройная голубоглазая блондинка с кукольным личиком?
Пейтон словно жаром обдало.
- Черт, да… почти… - протянула она. - Ну, это если брать в расчет вторую.
- Вторую? Как ты любвеобильна, оказывается!
- Похоже, мне нужно сходить к психоаналитику, - всполошилась Пейтон. - До сих пор мне снилась только ты. В любом сне - только ты. А тут - тебя вообще нет, зато появляются сразу двое, кошмар какой.
- Ну хоть расскажи мне, о ком ты грезишь, - усмехнулась Елена.
- О тебе! - убежденно ответила Пейтон. - А сны… ну, они иногда просто снятся, разве нет?
- Расскажи мне, - с нажимом проговорила Елена.
И Пейтон сдалась. Этой женщине она противостоять никогда не могла. Ни в чем.
- Глупый сон. Ты знаешь, мне они редко снятся. А этот в цветах и красках, такой яркий. Там у меня было двое детей - азиатского вида девочка и мальчик-афроамериканец. Подростки. Мы куда-то ехали… почему-то я решила, что мы встанем лагерем в горах - палатка, природа, никаких гаджетов. Я рассталась с Анджелой…
- Это твоя прекрасная блондинка? - ехидно спросила Елена.
- Нет. Но зато она молодая и с кукольным личиком. Азиатского типа, - усмехнулась Пейтон.
- О-о-о…
- Ничего не “о-о-о”. Она была абсолютно чокнутая. Я не знаю, в чем именно, но это от нее я уехала. И, кажется, она угрожала мне, грозилась забрать детей, но они не хотели быть с ней. Тогда я отчего-то решила, что мне и им нужно уединение, какое-нибудь далекое местечко, где нас никто никогда не найдет. Жутко неприятно и как-то омерзительно липко, стойкое ощущение ненормальности, знаешь, как оно бывает во сне?
- Чокнутая азиатка с кукольным личиком… Это почти триллер. Она будет мстить?
- Непременно. Как же иначе?
- Прекрасно. Ну, рассказывай дальше, мне не терпится услышать о блондинке. Нужно понять, может, мне пора сходить в салон и перекрасить волосы, если тебя на блондинок потянуло.
- Даже и думать не смей! Мне твои волосы всегда нравились и нравятся. Тем более, что блондинка в моем сне тоже немного того… Я не все помню, но она почему-то жила в горах, одна, бродила голая по лесам, ни с кем не общалась, чуть не угодила под колеса моей машины, потому что ей нужно было подобрать и похоронить дохлого суслика… А еще она затоптала наш костер… А потом дети выдали очередную истерику и я, чтобы отвлечься и собраться с мыслями, пошла в лес и подвернула ногу. Хромала сама не знаю куда и вдруг увидела ее - она спала на ветке дерева, совсем как Маугли, представляешь? Я даже на минуту о боли забыла, встала как вкопанная, и тут она очнулась, увидела меня, схватилась за ветку над головой, подтянулась и пропала среди листвы. Просто испарилась, а я даже не успела попросить о помощи... Но вдруг она вышла из кустов с другой стороны поляны, схватила меня за руку и потащила к себе, ее хижина тоже была на дереве... И чтобы до нее добраться, надо было преодолеть систему с кучей канатов и длиннющих веревочных лестниц...
- В свою хижину? О, вот это уже интересно! И больная нога тебе ничуть не мешала, да? А когда вы лезли наверх, кто был впереди? Только не говори, что ты пялилась на ее зад!
- Я тебя умоляю! Она старая! И до боли смахивает на Дрею Вебер! Совершенно не мой тип!
- Это еще кто?
- А помнишь, мы с тобой фильм вместе смотрели? Про гимнасток?
- Смутно… Кажется, мы тогда отвлеклись. Я его, по крайней мере, не досмотрела. Но актрисы вроде бы были ничего, - губы Елены тронула легкая улыбка. - Ты его потом пересматривала?
- Да нет же! Мне хватило первой трети, - улыбнулась Пейтон. - И Дрея Вебер совсем не в моем вкусе. Господи, если бы мой сон был фильмом, его точно никто смотреть бы не стал. Воплощенный бред!
- Фильмом? - протянула Елена. - Дорогая, а почему бы тебе не написать по твоему сну сценарий? У меня такое ощущение, что он имел бы успех. “Оскара”, конечно, нам не видать, но лишние деньги в хозяйстве не помешают. Только я прошу убрать тебя эту сцену про веревки и хижину, а в остальном, думаю, это будет чудесный фильм, захватывающий и необычный...
- Сценарий? О чем? Об этой белобрысой вороне? Ты серьезно?
- Более чем. Ворона, говоришь? Прекрасно…Мы назовем его “Прикосновение Ворона”,  - в глазах Елены заблестел лукавый огонек.
Пейтон вздохнула. С самого начала она ни в чем не могла отказать этой женщине. Сценарий - значит, сценарий. И даже Дрея Вебер в главной роли. Только бы видеть эту улыбку в любимых глазах.