У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Малая проза » сумасшедшая идея


сумасшедшая идея

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

- Фролов! Ты! Знаешь, ты кто?! – вне себя от ярости Лика сжала кулаки, вонзила убийственный взгляд прямо в зрачок коллеги. Сева (наверное, рефлекторно) откинулся на спинку кресла, но выжил. Отдел маркетинга, а это еще человек восемь мужчин и женщин, притихли, спрятались за компьютерными мониторами и из-за них кто с опаской, кто со злорадством, а кто с иронией наблюдают за происходящим диалогом на повышенных между двумя топ-менеджерами. Монстрами продаж, так сказать!  Не каждый день выпадает видеть и более того – присутствовать при битве титанов! А это насколько интересно, настолько и опасно. Проще изучать жизнь львиного прайда в дикой природе….
- Ты ведь знал, что это моя стажировка! Мой шанс! Моя поездка! – слова выстреливаются со скоростью и точностью легенды русской АКМ. – знал, потому что я доверяла тебе, как коллеге, как другу, как…. - девушка сузила глаза прицельно, поджала губы от того стала выглядеть опаснее и слегка старше своих двадцати пяти. Высокая, с отличной фигурой, которую подчеркивала строгая, офисная одежда, гордой осанкой, деловой прической и привычно неброским макияжем, Лика сейчас являла собой яркий пример волчицы с Уолл-стрит, акулы капитализма и просто стервозной штучки на каблучках в одном наборе.
- Как любому другому, то есть никак – целясь в коллегу острием пера Паркера, усмехнулся в ответ Сева Фролов. Молодой человек того же возраста, роста, склада характера, неумеренности амбиций и минимумом принципов. Он проработал в компании в два раза дольше и до появления Анжелики был единоличным, неоспоримым лидером отдела продаж.
- Да, ты трепалась на каждом углу, что непременно поедешь в Австрию. Но это не причина, это – развел руками и изобразил блаженную улыбку – мечты, мечты
Лика с ненавистью смотрела на зарвавшегося коллегу – «и этот урод мне еще нравился с самого начала!»
- Шестаков мне обещал! – почти ласково произнесла девушка
- Шестаков всем обещал. – парировал парень -  Мотивационная акция, знаешь ли? что это такое?
Он издевался по-детски жестоко, бессмысленно и откровенно. И все сейчас, абсолютно все разом оказалось на его стороне.
- Знаю! – кивнула Лика - Что ты об этом очень еще пожалеешь! – она смотрела презрительно, сверху вниз
- Псакнула? – Сева удивленно-иронично поднял брови. Баловень судьбы, король нашего времени, а уровень разговора безнадежно падает до тривиального срача  Развернувшись на каблучках, Анжелика покинула кабинет так же стремительно, как и явилась десятью минутами раньше.

Оставив ключи на столе, Нина задержала руку. Словно не решаясь окончательно проститься с нагретыми человеческим теплом кусочками металла.
Комната напряженно молчит. Стоя на расстоянии двух шагов молчат девушки. Куда красноречивее вещают о предстоящем расставании дорожная сумка, ноутбук в чехле и на столе ключи…
Съемная квартира в старинном доме, постройки конца девятнадцатого века – сколько ты видела человеческих судеб, встреч, чувств, расставаний?
Невысокая девушка в широких, темных брюках, цветастой накидке, смесь восточных и славянских черт на миловидном личике, нервно теребит концы длинных, собранных в хвост, черных волос. В её глазах отражается другая – Нина чуть выше ростом, носящая короткую, стильную стрижку. Немного бледна, после бессонной ночи (ночей?), отчего черты лица кажутся еще резче, трагичнее. Тонкие пальцы выпускают ключи и сжимают в кулак молчанье с отчаянием. Ясмин опускает глаза…
Все слова, которые никогда не должны были звучать в этом доме, сказаны
…я ухожу – остаются эхом
сознание произошедшего возвращается лишь с щелчком захлопнутой двери… в дребезги разлетается, разбиваясь вместе со всем, что попадается под руку, прошлое. Пестрое, яркое, нежное, терпкое, горько теперь… очень больно и невозможно вернуть назад ни мгновения…
…я тебе... никогда и ни с кем!...
…не хочу слышать!...
…где ты была столько времени?... просто гуляла?...
…да! назло всем, понимаешь ты?!...
… назло мне! Насовсем!...
…но зачем?...
Вдребезги статуэтки, кувшины, чашки из глины. Что бы наверняка. В мелкие черепки! Чтобы не склеить и не забыть, не простить, не поверить!!! Гордость правит здесь был мести, высокомерия
Прошлого легкость и смех тонет в облаке гончарной пыли, песком в глазах, колются острые тайны, волнения и откровения нескольких вмиг пролетевших… мимо…лет…
Закрыв лицо ладонями, Ясмин в изнеможении опустилась прямо на усеянный черепками битой посуды пол.
- Как ты могла уйти?

Закинув сумки на заднее сидение авто, Нина обошла машину и села вперед. Несколько раз сжала и разжала ладони, что бы унять дрожь в пальцах. Почти получилось. Почти – это значит, что выводя машину на проспект через узкую арку, Нина почти не кусала губы. Двигаясь в общем потоке утренних пробок, почти не хотела никого убить. Вспоминая произошедшее почти не винила себя…
- Да – резко ответила она на входящий – да, с Самантой я закончила еще вчера… образцы?... хорошо, завезу сегодня после трех… да… у меня еще парочка активных, два в завершении и этот мега-супер-пупер ждет… куда? Еще одного?! Толик, ты в своем уме? Мне теперь разорваться?
Телефон улетел на пустующее соседнее кресло.
Подрезав зазевавшийся лексус, Нина вылетела, наконец, на простор шестиполоски и скорости.
- Макс, да, привет, доброе утро – она ведет предельно точно, допустимо нагло – слушай, ты, кажется, говорил, что временно холостой?... ну да, ну да… я поживу у тебя пару дней…. Да… прямо сейчас…через минут… - машина прибавила скорости – все, через десять буду… не опоздаешь, давай встречай. Братец – последнее прозвучало уже вне соединения

- Слушай, Фролов – лысоватый мужчина в очках, светло-голубой рубашке и галстуке в мелкую полоску, смотрит на подчиненного и оба знают, что ничего хорошего этот взгляд последнему не предвещает
- Слушаю, Вадим Андреевич! – шутливо вытянулся парень. Офис отдела маркетинга – большая, светлая аудитория с матовыми, стеклянными стенками-перегородками из кабинета главного просматривается, как на ладони. Севка подумал, что если бы он занимал сей кабинет, то непременно поставил бы здесь, у окна, корабельный штурвал, а вон там…
- Так что за цирк вы сегодня со Скворцовой устроили? – Шестаков вышел из-за стола и теперь стоял, к столу прислонившись пятой точкой. – Я одобрил твою именно стажировку, но вовсе не для того, что бы поиметь потом воз проблем. Которые ты, к слову, и брался разрулить
Сева согласно кивнул и пробурчал нечто подтверждающее – «да я так, я старался… она…»
- Ни хрена ты не старался! – смерил взглядом подчиненного. Не секрет, что львиная доля продаж на его именно «совести» - но склоки в отделе мне ни к чему. Смекаешь?
- Да, сэр!
- Гуд. Так вот твоя задача, вундеркинд, до отъезда данную проблему понять, постичь и исправить.
- Понял, сэр!
Получив взбучку и последние инструкции по ведению дел, выполнению планов и подготовке к командировке, Фролов покинул кабинет начальства. В пустынном коридоре из стекла и металла автоматически свернул вправо. Размышляя «как быть?» и «что делать?» он не сразу заметил  почти бегущую навстречу Анжелику, остановился в замешательстве.
«Она что? Плачет?» - две темные «стрелки» потекшей туши, отчетливо пролегли на раскрасневшемся личике – эй!
- Чего уставился?! – пролетая мимо, недружелюбно крикнула девушка и исчезла за дверьми уборной.
- Я.. так… - пожал плечами Сева, автоматически отметил, что фигура и все остальное у неё все же шикарны и продолжил путь.
- Скворцова? – подняла глаза на коллегу самая старейшая сотрудник офиса – кружку она разбила любимую – в урне красовались осколки недавней Ликиной радости – ручная работа, такой второй нет
- Да, а эту ей кто-то там подарил… - поддакнула вторая
- Нет второй такой, говоришь?... Погоди…. – к вящему удивлению коллег, Севка быстро выудил и  разложил осколки на столе, сфотографировал с помощью камеры сотового телефона и так же поспешно скинул обратно в мусор. Едва успел. За спиной раздалось цоканье каблучков Анжелики.
Подмигнув девчонкам, Севка отправился к себе – «вот и идея!!!»


- Да, мам, здравствуй - Стерев последние слезинки, Ясмин поправила волосы, осторожно поднялась и огляделась. Затмевая понимание произошедшего, звучит родной голос в трубке сотового телефона.
- Нет, мам…. Голос странный? - Стряхивать сор и пыль с одежды бессмысленно. Ясмин открывает окна и принимается за уборку, параллельно ведя разговор – Я на пару дней уезжала на дачу к бабушке, а там же связь сама знаешь какая. Очень слабая. Нет… с чего ты взяла?... хорошо… Обыскались? Все? - скидывает ненужные мелочи на пол, расставляет на полках уцелевшие фото и статуэтки
- Я, собственно, вот о чем – слышится голос мамы, перешедший с теплых, доверительных на деловые нотки. – о завещании дедушки Омара, отца твоего незабвенного папА
- Его нашли? Завещание – просто для поддержания разговора, спрашивает девушка. Куда больше в данный момент её занимает поиск веника. Пылесос в ужасе прячется в чулан подальше
- Его вовсе не нужно было искать, дорогая. Оно, как и положено, находится у доверенного лица…. – «веник?» «ой, прости, мамочка!» 
- Да что там с тобой? Ясмин?!
Ясмин останавливается в дверях комнаты, прислоняясь спиной к дверному косяку
- Да, мамуль – стараясь не вздыхать в трубку – я просто…. Пальчик порезала…
- Ясмин – маме жаль, конечно, такое горе, но…. – это серьезно, Ясмин! Это напрямую тебя касается!
- Я тебя слушаю, мам
- Не расстраивайся. В общем, завещание было прочтено вчера, до тебя никто не мог дозвониться, поэтому я присутствовала вместо, как твой законный представитель. Ведь после нашего развода с твоим отцом ты осталась со мной и именно я…
- Хорошо, мам. Я поняла. Жаль, что меня не было, я очень любила дедушку Омара.
- Ну, чтение завещания это не похороны, где из всей их родни только ты и выглядела искренне
- Мам!
Запутанные семейные узы всегда напрягали Ясмин наличием интриг, разоблачений и заговоров, особенно, если принять во внимание собственные не слишком традиционные предпочтения, которые при желании мог кто угодно раскопать и вытащить на семсовет
- Так вот, тебе он завещает свой старый дом. Эту развалину в центре! Да еще с условием, что ты обязательно откажешься от претензий на квартиру! Новую квартиру в двух уровнях!
Ясмин отняла трубку от уха, прислушалась к звону в прихожей
- Мам! Мне звонят снизу! – поторопилась девушка к домофону – я перезвоню! Мама, давай, пока….
- Не соглашайся, дочка! Это они! – последние восклицания, утонули в повседневности не услышанными. Распахнув дверь на лестничную площадку, Ясмин едва не сбила с ног двоих мужчин. Которым пришлось проявить чудеса ловкости, уворачиваясь от железной двери распахнувшейся слишком быстро, широко и легко.
«Нет, не вас я ждала!» «не вы здесь должны бы быть» - медным гулом простонало сознание. Слезы, разочарованием, вновь закололись в глазах, но Ясмин справилась.
- Здравствуй, дочка – с неуверенной улыбкой произнес мужчина весьма зрелого возраста, в дорогом темном костюме и явно восточной (больше арабской) внешности.
- Здравствуй, па – растерянно похлопала ресницами Ясмин, перевела взгляд на второго – этот немного моложе, лысоват, солиден и до невозможности скучен
- Петр Андреев, адвокат – представил спутника Руслан – мы к тебе по делу, крайне важному…
Ясмин кивнула, а затем спохватилась
- Ах! Ко мне! Ну да! – она отошла в сторону – проходите же. Только не удивляйтесь, пожалуйста, у меня здесь сегодня генеральная уборка
Мужчины опасливо прошли по усеянному осколками керамики полу. Заглянули в комнату, больше похожую сейчас на поле-боя и в нерешительности остановились
- Проходите, проходите, не бойтесь – Ясмин проплыла мимо, стараясь показать собственным примером, что ничего страшного в общем-то нет…
Спустя еще пару минут, журнальный столик был бесцеремонно очищен от осколков – девушка просто скинула на пол все, протерла столешницу. Стульями в этом доме  служили разукрашенные под бонги, продолговатые, деревянные чурки
- Моя старшая дочь большой оригинал – смущенный подобным приемом, негромко пробурчал Руслан адвокату
- Да – согласно кивнул Петр
- Я готова и вас слушаю! – сев напротив гостей и глядя чистейшим, честнейшим взглядом, произнесла Ясмин
- Эээ – Руслан развел руками. К слову сказать, за всю свою жизнь, он общался с дочкой напрямую, вот так, от силы раз десять-пятнадцать и каждый раз манеры Ясмин почему-то смущали родителя
- Мы уполномочены объявить вам последнюю волю вашего деда, Омара Хасановича – счел нужным вступить в диалог адвокат
- Объявляйте – вновь кивнула Ясмин, быть может излишне поспешно…
- Хорошо – по-деловому холодно отозвался Петр. Достал из портфеля папку, из папки несколько бумаг печатного текста, бумаги передал потенциальной наследнице – вот здесь все изложено…
Девушка с тоской пробежала глазами по бесчисленным строчкам кириллических символов и отложила листы
- Может, вкратце? Своими словами? – перевела она взгляд с адвоката на отца и обратно - Мама сказала, что дедушка завещает мне старенький дом – подтверждением слов, телефон поставленный на беззвучный режим, в который раз включил цветной дисплей, помигал вызовом «мамулечка» и угас
- Да, но с некоторыми условиями – сказал адвокат. – Первое, вы должны сделать выбор. Либо соглашаетесь только на дом, но в этом случае отказываетесь от претензий на квартиру. Либо, не соглашаетесь. В таком случае дом, квартира и другое недвижимое имущество будет поделено среди всех участников в соответствующих….
- Я согласна, разумеется, где подписать?  - терпения сегодня у Ясмин явно не доставало на долгие и рассудительные диалоги
- Точно? Дочка? – последнее слово Руслан произнес несколько смущенно. – потому что твоя мать, там, на общем чтении…
- Папа. Я выросла там!... этот дом, он родной мне больше чем… - она замялась, не в силах найти подходящее слово, что бы не обидеть. Паузой моментально воспользовался адвокат
- Есть еще ряд условий, выдвинутых вашим дедом, для вступления вами в права наследования домом
Ясмин смотрела твердо и просто
- Согласна, с каждым пунктом, подпунктом и пунктиком.
Адвокат пожал плечами
- Может быть, не стоит спешить? Может быть, вы сначала все-таки ознакомитесь? Учтите, что позже почти невозможно будет что-либо изменить
- Петр Андреевич. Это последняя воля дедушки Омара. Так неужели я могу не принять, не исполнить последнее желание горячо любимого и глубокоуважаемого мною человека?
Руслан сдавленно кашлянул. Не говоря ни слова более, адвокат достал все необходимые документы.
В тишине, какое-то время был слышен только легкий шорох подписываемых бумаг.
- Хорошо – сухо почти улыбнулся адвокат. Придирчиво осмотрел каждый пункт. Ясмин в это время смотрела на свои перепачканные руки. Руслан на дочь
– Первый этап завершен – выводя присутствующих из оцепенения ожидания, прозвучал официальный голос адвоката - Теперь вам, Ясмин Руслановна, предстоит оплатить эту пошлину и предоставить мне оригиналы и копии вот этих документов. – он оставил на столе печатный перечень и квитанции, а так же прямоугольник картона - Вот моя Визитка Андреев Петр Иванович. Да, и еще – из шестого измерения безразмерного портфеля адвоката появился на свет белый, бумажный, запечатанный конверт – Омар Хасанович написал это письмо перед операцией и распорядился передать вам в случае…
В тишине Ясмин взяла конверт, где знакомым с детства почерком было выведено только два слова – «Ясмин. Лично»

Составив список дел и запретив себе думать, о чем либо кроме этого списка, Нина устроилась за компьютером. Разобрала заказы на срочные и не очень. Запустила  3D программу для разработки дизайна квартир, и на какое-то время абсолютно выпала из реальности. Интерьерный дизайн, сам процесс создания нового образа квартир, офисов, дач, салонов – Нине безумно нравился. Но сегодня, он к сожалению, стал просто работой. Лазейкой, для побега от неутешительной реальности. В этот бренный и грешный мир её вернул громкий сигнал сотового телефона, от которого девушка невольно вздрогнула. Протянула руку к аппарату, взглянула на имя абонента
- Да, Сев, привет – сохранила проект, откинулась в кресле – мастер по керамике? Хм….
- Да, ты как-то говорила, что у тебя есть знакомый, который работает с глиной. Ну, статуэтки там всякие, амулеты, кувшины
- А. – сообразила Нинель и лицо её из серьезного стало мрачным. – да есть… зачем тебе?
- Заказать хочу, кое-что – слегка озадаченный её тоном, отозвался молодой человек. Карандаш в руке девушки щелкнул и сломался пополам. Нина стряхнула остатки на стол – ну как? Подскажешь, как с ним встретиться?
- Это не он. Это она – ставшим вдруг низким голосом ответила девушка – только не факт, что возьмется
- О! о цене не вопрос, договоримся! – голос же Севки излучал невозможный оптимизм – девушка, это даже интереснее!
«Да пошел ты!» - мысленно выругалась, чувствуя, как волна ярости, вырастая из солнечного сплетения, накрывает все её сознание
- Нин, ты говорить сейчас можешь? Тебе неудобно? – спохватился абонент.
- Да. Нет, не совсем. – она встала и прошла по комнате – «ну в самом деле… деньги ей ведь нужны… будут…» - номер пиши. Девятьсот… имя Ясмин
- Яс -мин – почти по слогам повторил парень – готово спасибо. Ясмин.. хм, она по русски то как?
- Да уж получше некоторых, которые русский в школе у меня скатывали
- Да лан тебе
- У Ясмин отец араб какой-то, но их семья сто лет в Москве живет. Мама русская, да и сама она недалеко училась в 155 школе
- Красивая?
- Слушай! – вскипев в одно мгновение, зашипела девушка
- Ладно, ладно – примирительно забурчал Севка, припоминая о некоторых странностях в предпочтениях бывшей одноклассницы – спасибо, сочтемся
Отключив соединение, Нина едва удержалась, чтобы не запустить телефон о стену, да посильнее. Что бы в дребезги. Что бы наверняка…
Перенабрав записанные цифры в сотовый аппарат, Севка послал запрос соединения. Отсчитал почти шесть гудков
- Алло – раздался негромкий, мягкий голосок в тот самый момент, когда парень хотел уже сбросить/бросить попытку – алло – воображение нарисовало сказочную, восточную красавицу из сказок про 1000 и 1 ночь
- Здравствуйте. Ясмин?
- Здравствуйте, да это я. а…
- Мне Нина Штерн посоветовала обратиться к вам. – бессовестно врал Всеволод – уверяла, что только вы сможете мне помочь
- Нина… - голос неизвестной Ясмин явно дрогнул
- Да.
- А что за дело?
- Нужна фигурка. Из глины. Фото имеется. По срочности, не очень срочно
- Я… даже не знаю, пока, что вам сказать…
- Ясмин. Давайте, мы с вами встретимся просто. Вы посмотрите, подумаете и потом уже скажете. Да?
- Да
- Хорошо. Когда и где вам удобнее всего. И лучше, конечно, сегодня
- Ресторан Бахус, на «там-то там-то» знаете?
- Да – он пошарил среди бумаг в поисках ручки, нашел, черкнул на листке откидного календаря – Бахус….
- В девять вечера
- В девять… как я вас…
- Просто займите место на открытой террасе, я подойду и позвоню вам
- Все, хорошо, договорились. До встречи, Ясмин.
- До свидания.
Отключив соединение, девушка вновь взялась за уборку, осталось совсем немного.
Сева, собрав текущие документы, покинул и так наполовину опустевший уже офис. Предстояло доделать еще одно неотложное дело, затем домой, а затем навстречу к неизвестной Ясмин.

Лика поняла, что смертельно устала, лишь тогда, когда отвлеклась от компьютера и прикрыла глаза. Все сделки завершены в её пользу. Квартал закрыт с отличным результатом. Все хорошо – уговаривала она себя. Все хорошо, если бы только не этот заговор двуногих козлов Севы и Шестакова! Последний ясно дал понять, за какие именно результаты она сможет получить стажировку в Австрии. Вернее, не результаты даже. Вернее, он даже не козел после этого, а вонючее чмо, пользующееся служебным положением. Рука сама выводит на листе А4 нелицеприятные фигуры двух мужчин, занимающихся содомским грехо-времяпровождением
- Надо же! Как настоящие! – закончив художественный шедевр, усмехнулась девушка. Огляделась – офис пуст и тих и видимо уже достаточно давно. Вечер пятницы – все спешат за личной, за семейной
- …и лишь я как последний задрот без того и другого, исключительно с вечной работой, дедлайнами, планами! – в полголоса накручивая себя, Лика поднялась. Одним решением она приблизилась к столу Фролова. Прилепив автопортрет с помощью обычной жвачки на монитор правообладателя, полюбовалась на дело рук своих. Взгляд скользнул ниже, по столу с легким беспорядком: бумаги, папки, карандаши, перекидной календарь
«Ясмин. Бахус. 21-00» - гласила размашистая, торопливая запись, сделанная по всей видимости сегодня днем
- Молодец, Севушка. С проститутками обязательно нужно договариваться заранее. И лучше всего непосредственно с рабочего места. А то вечер пятницы, знаешь ли! Всех свеженьких расхватают и проводи уик-енд с кем придется
Прихватив сумочку, телефон и ключи, Лика покинула офис, лестницу, здание.
На парковке красовалось её одинокое авто. Решительно все сегодня печалило и злило девушку.
«Ну почему у кого-то все легко и просто с самого рождения?» «Обеспеченные родители, отличная столичная школа, шмотки, подружки, а у кого-то мать-одиночка, приехавшая покорять когда-то Москву и влачащая теперь жалкое существование в съемной коморке, скрывающая хронический алкоголизм и работающая по 14 часов в сутки. Что бы, понятно, обеспечить уровень подрастающей дочке, которую знать не хочет случайный отец-москвич….» «Да и уровня то особо не обеспечит. Так, лишь видимость. Как фальшивые, китайские Гуччи» - плачась себе, злясь и расстраиваясь все больше, Лика ведет авто по городу. Просто куда-нибудь, но лишь бы не домой, не в эту убогую трущобу, знакомую с детства. Ведь под колесами Москва – город огромных возможностей. Проспекты, бульвары, набережные, и…. первый попавшийся переулок…. Тоже ничего, зеленый, в цветущих каштанах. Четырех -пятиэтажные дома старой, вычурной постройки….  Но! ремонт проезжей части во всю ширину, ну, конечно же!!!
Резко затормозив перед преграждающими знаками, Лика ладонями ударила по рулю авто. – Да что ж сегодня за день-то за такой везучий!!! – боясь расплакаться, выключила зажигание и вышла из машины. Тишина, даром, что центр города. Легкий ветерок, запах чего-то сложно приготовленного и очень вкусного.
«Это должно быть вон с той террасы, что за фонтанчиками» - над входом красуется надпись «Бахус. Ресторан»
Слегка сморщив носик, девушка попыталась припомнить, где и когда она уже видела сегодня это название. И вспоминала бы еще долго, если бы взгляд не скользнул по знакомому профилю – Сева.
«Ах, ну да, встреча с шалавой!»
Однако, милое, почти невинное создание, сидящее за одним столиком с Севкой, ну никак не тянуло на жрицу любви. Даже отдаленно, даже если очень-очень предвзято смотреть.
Решив сегодня не спорить с собой, Лика вошла в заведение. Заняла столик недалеко от входа, с тем расчетом, чтобы Севка сидел к ней в вполоборота, а вот спутница почти лицом. Поглядывая на парочку, Лика рассеянно полистала меню. Заказала кофе с мороженым.
Севка вел себя как восторженный школьник – много болтал, пытался шутить, старался выглядеть старше, солиднее и скрыть, непременно, скрыть интерес свой в глазах.
Девушка напротив – говорила не много, в основном слушала, внимательно, кивала, отвечала с легкой, милой, славной улыбкой.
«Может подойти, устроить скандал?» - слизывая мороженое с ложечки, размышляла Анжелика – так мол и так, дорогой! Дома мама и дети, ну и что, что не официальные! Все-равно же твои! и кредит еще за машину с квартирой… - выглядеть буду, как идиотка, но об этой через чур честной на вид девочке можешь забыть тогда почти наверняка.
Лика помешала остатки мороженого в креманке
«Нет, отдает дешевым сериалом для толстых домохозяек» «Да и потом нам работать еще, а он расскажет всем в офисе. Будет позорище то еще!»
Ясмин в который раз улыбнулась, поправила волосы….
«Есть куда интереснее вариант!» - с жаром приняла решение Лика – «я уведу её у тебя! Вот это тогда будет номер!!!» «Тогда ты именно будешь бояться шепнуть лишнее словечко в офисе, а я расскажу громко и в деталях!»
Заражаясь все больше сумасшедшей идеей, девушка смотрит на потенциальную пассию, даже не догадывающуюся в данный момент о том, как ей повезло
«А что? Она очень милая, наверняка глупенькая. На таких обычно женятся и плодят с ними послушных детей. Всю жизнь изменяют, вешая лапшу на аккуратные ушки. Так внесу хоть небольшое разнообразие в чью-то стандартную жизнь и уем этого звездуна Севочку!»
Ясмин рассеяно обвела взглядом полупустую террасу.
«Чувствуешь, да?» - самоуверенно улыбнулась девушка, представляя уже желанный финал – эта восточная красавица сообщает Фролову, что между ними ничего быть не может, она любит Анжелику, Лика ликует! Враг падает ниц. Он убит и морально раздавлен. Она обошла его всюду…  - «Я, конечно, ни разу не пробовала. Но, что там может быть сложного? Ты ведь такая же женщина, как и я. Я, к примеру, вижу сейчас, как ты прячешь жуткую печаль в своих глазах, а этот герой-любовник нет.  Мне вообще уже известны почти все твои тайны – потому, что они схожи с моими. Ну, а наглости и обаяния мне не занимать. Остальное дело техники» «А за техникой можно заехать в любой лесби-клуб»
Так что воркуй голубок, пока. Скоро твоя девушка станет моей и над тобой еще все посмеются!

Рассеянным взглядом Ясмин проводила отъехавшую от ресторана иномарку. Кажется за рулем сидела девушка. Или не кажется… да и какая, собственно, разница?
Сева отошел в туалет. Можно немного отвлечься от его напористой болтовни. Честно говоря, она ни за что не согласилась бы на эту встречу, если б не прозвучало имя – Нина…
Сложив пальцы в замок, Ясмин легко упирается в них подбородком, губы привычно касаются тонкого колечка на пальце - их клятвы  вместе быть навсегда, не смотря ни на что….
…что же?...
Чувствуя подкатывающий комок к горлу, Ясмин старается отвлечься пересмотром фотографий чужой разбитой кружки. Занятная была вещица. Мастер постарался на славу
- А ты занимаешься этим профессионально? – Севка торопливо садится напротив и с интересом смотрит на собеседницу. Ясмин задумчиво улыбнулась, глазами она пыталась проследить хитросплетения орнамента
- И да и нет – негромко отозвалась – сначала это было просто увлечением. С самого детства. Потом пришел навык, мастерство. Знакомый моего дедушки, он жил неподалеку, содержал свою небольшую мастерскую. Вот там я и увидела и попробовала себя как гончар – передала телефон Севке – Сейчас их мастерская расширилась, переехала в другое место, но я, как и раньше леплю там и «для себя» и время от времени беру их заказы… и с Ниной мы там познакомились - несдержанно сорвалось с губ.
- Вот как – кивнул Фролов – извини – он отвлекся на входящий вызов, а девушка мысленно унеслась в  солнечный день трехгодичной давности
«Здравствуйте. Здравствуй, Ясмин?» - и рука, открытая для рукопожатия – «Очень приятно, Я Нина»
«Янина?» - переспросила девушка в перепачканном глиной комбинезоне и цветастой, едва скрывающей буйные волосы, бандане – «Яна, так?»
«Почти, но не совсем» - рассмеялась гостья с сияющими глазами и заразительной улыбкой
«Что же теперь с нами будет?» - черной грустью легла на сердце тень – «неужели всё…?»
- Ясмин – отвлек голос Севки. Солнечный день рассыпался в полутени московского вечера
- Да… да, я задумалась – несколько вымучено улыбнулась в ответ
Парень согласно кивал – какие могут быть проблемы, вы так трогательны в вашей задумчивости!
- Как думаешь, реально такую же сделать?
- Кружку? Реально. Конечно. Только не очень быстро, не за пару дней
- За неделю?
- Возможно. Обычно это дней 8-10… тем более, что у меня осталось всего только четыре дня отпуска…
- А где ты работаешь?
- Здесь же, в Бахусе. Я сомелье
- Это…
- Это профессор вин – грустно улыбнулась Ясмин – так говорит моя…. Моя подруга… ну… - подняла глаза на Всеволода – если у тебя все?
- В общем-то все – слегка опешил тот
- Фото я скопировала себе. Как будет результат - позвоню. О цене…
- Сколько скажешь – он поспешно сделал жест официанту рассчитаться – я подвезу тебя, подожди
- Нет, спасибо, не нужно – легко поднялась девушка – здесь, чуть выше по улице, живет моя мама. К ней зайду
- Ясмин! – Сева поднялся следом – спасибо! Спасибо, что взялась. Просто это дело такое… - он слегка замялся – я немного неправ был, мы поругались с девушкой и…
- Посуда страдает в первую очередь, это знакомо – улыбнулась солнечная гостья
- Да – согласно потупился Фролов – так что спасение наше теперь целиком в твоих руках
- Сделаю. Не переживай и… помиритесь. Хорошо?
- Обязательно
- Ладно. Пока
Он еще постоял, глядя ей вслед – эх, а ведь кто-то имеет такое счастье!

«Не позвоню, не вернусь, не вспомню даже!»
Нина с особой тщательностью сегодня продумывала и выбирала себе гардероб. Укладывала волосы. Зло смотрела в холодное зеркальное отражение. Срывала с себя «маскарад» в приступах ярости. Разбавляла чувства остатками Хеннесси из скудного бара братца, (супружеская жизнь дает о себе знать жестким воздержанием). Продумывала образ заново и собирала себя, как  мозаику. Мозаику из осколков трех разлетевшихся вдребезги лет.
«Нет!!!» - душила в себе слабые поползновения нежности, обесточивающие нервную систему
«Да!» - цинично отвечала требованиям гордости, и демон с ангелом в клочья раздирали человеческую душу
Вконец обозленная и измученная, Нина все же вышла из дома и направилась к ближайшей станции метро.
«И не надо так грустно смотреть мне вслед» - обронила, проходя мимо собственного авто – «туда, куда я отправляюсь сегодня и главное, зачем – тебе лучше не знать, дорогуша» «спи здесь сегодня без меня – целее будешь»
Вечер пятницы из раннего плавно перетекает в поздний. Другими становятся запахи и люди. Мегаполис-вампир готовится приятно провести время в компании глупеньких, ослепленных его величием жертв.
Сунув руки в карманы, Нина подходила к знакомому клубу и понимала, что ненавидит здесь всех. Начиная от первого клиента и заканчивая последним официантом -ткой.
Андрогины, дайки, клавы всех мастей, могучие бучки и просто толпа любопытствующих, желающих всенепременно зачем-то примазаться к тусовке
«Вы все лживо-глупы!» «Вам всем надо только одно – денег, бухать, заниматься сексом и снова денег» - присаживаясь у бара, Нина изо всех сил топила в черном омуте своего сознания истинную причину бессильной ярости – «здесь нет тебя!» «и меня тоже нет!» «какого черта я здесь, если мы остались в прошлом?!!» «гордость… глупая стерва гордость взяла за горло и душит» «ей немного осталось» «и потому без этого цирка, мне сегодня, просто не обойтись» «сниму местную, сегодняшнюю звезду и будем вместе, на мои деньги бухать и что там дальше по списку…»
Бросив взгляд на часы, Лика слегка удивилась. Она даже не заметила, как в этом клубе пролетели два с половиной часа.  Заняв свободный столик, всем желающим познакомиться она представлялась журналисткой и объясняла, что главредом поставлена задача написать статью о том, как это все происходит. Как же так получается девушке соблазнить другую девушку?
Первые несколько претенденток на знакомство отчалили сразу же после подобных вопросов. Дальше были несколько студенток, перепуганных до глубины души, но старающихся выглядеть смело и уверенно. От этих Лика сама постаралась избавиться – дети еще сами только начали постигать грешный мир, чему у них можно научиться?
Дальше какая-то дама в изрядном подпитии. Лика так и не поняла, чего именно дама хотела – снять её что ли?
И наконец, когда уже отчаялась в своей затее на конструктивный диалог с кем-либо из представителей тематического сообщества, решила просто смотреть, за столик присела вполне интересная особь.
Явно уже не двадцать, но еще не тридцать. Спортивная фигура, джинсики, маечка. Светло-русые волосы до плеч и зачесаны назад. открытый взгляд аккуратно подведенных серых глаз. В которых, к слову, светится искра интеллекта, щедро сдобренного иронией.
- Привет, я Апрель, - улыбка тоже весьма приятная, располагающая, да и голос… вот только слова – что-то не везет тебе сегодня, милая?
- В смысле? – тут же набычилась Лика «что-то я устала от вас всех уже сегодня!» - я журналист….- начала она в сотый раз пересказывать легенду
- Клева – дослушав до конца, кивнула Апрель. Усмехнулась чему-то своему – журналистка, так журналистка…
Лике повезло - Апрель оказалась весьма сведущим и полезным собеседником, с отлично подвешенным языком, чувством юмора и умением просто объяснить сложные вещи (правда обошелся сей диалог Анжелике в бессчетное количество пива). Но, зато кто, где, кого и как может соблазнить со всеми отступлениями, «но» и вариантами, она расписала предельно точно. Показала на примерах присутствующих здесь же в реальном времени девчонок. Остается теперь только выбрать свой вариант, смоделировать поведение. Хотя… признаться сама Лика вряд ли соблазнилась бы на нечто подобное…
Апрель пожала плечами на последнее, развязанное замечание визави
- Ну, есть, конечно, определенный процент тысяча процентных натуралок, которых прет исключительно от натурального мужицкого… гм, запаха. Ханжи и глубоковерующие не в счет – смерила Лику долгим, задумчивым взглядом – мой радар говорит, что у тебя сейчас просто голова занята чем-то иным. Кем-то иным.
Глаза в глаза. «Разгадали?!!»
Апрель подняла бровь, требуя ответа и забавляясь в душе над тщательно скрываемым ужасом в глазах незнакомки.
«Что же делать?!» - Лика в начинающейся панике искала решение, не находила. Нервы сдавали и кто его знает, чем бы закончилось все, не появись за их столиком двух, новых девушек. От встречи с которыми собеседница Лики пришла в неописуемый восторг
- Вечный Апрель! – в хищной улыбке одной из вновь прибывших мелькнули теплые тона, так могут улыбаться только очень давним, хорошим знакомым.
- Чертов Ноябрь!!! – обладательница этого имени стильная, интересная, явно подшофе. Усадила за стол свою спутницу – ослепительную брюнетку в белом и приземлилась следом.
- Давно тебя не видела здесь – не скрывая радости от встречи, промурчала Апрель. Лика наблюдала исподволь. Брюнетка шикарна – только бровью поведи и любой мальчик, парень, мужчина с удовольствием окажется у её ног, но… но, она почему-то томным взглядом глядит лишь на свою, холодную и странную спутницу. «Чем она тебя околдовала?» «Каких несметных богатств наобещала?» «Карьеру? Продвижение? Что?» - в рассеянных мыслях и вопросах, Лика потеряла нить неспешного диалога, когда столкнулась взглядом с той, что звалась Ноябрем…вздрогнула… и поняла… что чувствует кролик под гипнотически неотвратимым взглядом удава – неизбежность.
- Что, простите? – захлопала ресничками, пытаясь прогнать наваждение. – Я немного задумалась
- Лика журналистка – поспешила помочь Апрель – пишет статью на тему «как девушки соблазняют девушек». Так ведь?
- Да – подтвердила Лика. – это так. Именно поэтому я здесь сегодня
- Это очень интересная тема – негромко отозвалась Ноябрь, рассмеялась, чуть вправо склонила голову. Было что-то странное в её взгляде, голосе, ауре. Что-то притягательно-невыносимое, интересное, интригующее…  Брюнетка с гордой томностью опустила глаза.
«Похоже, что если бы не последняя, то я сегодня от теории непосредственно перешла бы к практике, причем явно не в качестве того соблазнителя, которым собираюсь стать» - пораженчески признала Анжелика сама себе. Ей почему-то странно захотелось очутиться на месте брюнетки. Любопытство? Нет… черт знает, что еще…
- Соблазн — это надежда на бесплатность. – врезались в память слова Ноября, сказанные с легкостью Казановы и пропитанные невероятной грустью последнего романтика – но платить все же приходится, только не за вход, а за выход.
- Бессонницей, нервами, пьянством! – поддержала старую знакомую изрядно захмелевшая Апрель – это нечто новое, однако, но ты на 100500 процентов права! А все почему?
- Потому что в другое время и в другом месте ты не в силах была поддаться соблазну, просто уступала ему по-честному… так ведь, Белл? – брюнетка, кивая, растворилась в жгучем взгляде Ноября, она, похоже была уже согласна на всё безоговорочно. Лика не удержалась и соблазнилась на заказанную Ноябрем текилу… а дальше… дальше вечер острым чили побежал по кровеносным сосудам, ослепительно вспыхнул и отключил буйное сознание вовсе….

…отправив Бел на такси домой – «прости детка, не печалься, как-нибудь в следующий раз», Нина помогла подруге детства довести до её квартиры горе-журналистку, впавшую всего с двух рюмок текилы в полубесчувственное состояние.
«Не бросать же сестру» - смеялась неунывающая Апрель. Она всегда жила широко и просто – словно домик без стен – где все люди её случайные гости, как сквозняки. Писала стихи, любила всех сразу и никого… и никому не позволяла любить себя долго, в неутомимой жажде любви отправляясь за новыми впечатлениями
«Я так не могу» - честно призналась себе Нина, шагая в гордом одиночестве по ночному городу. – «юность не в счет» «юность время открытий, познаний» «когда у маленьких режутся зубки, они тоже пробуют на вкус все подряд» «набивают шишки, набираются опыта и позже, со временем начинают понимать не только собственную радость или боль» «начинают ценить и понимать чужие чувства» «а особенно, если эти чувства уже не чужие тебе, а глубже чем свои собственные…»
Начало четвертого часа – уже не ночь, но еще и не утро. ноги сами привели к знакомому дому. Почти не заметив, как прошагала пол города, Нина остановилась во дворе, где по весне цветет сирень, А сейчас начинают цвести каштаны.
Серые громады спящих многоэтажек, щурятся на человека редкими, светящимися окнами.
Настороженность.
«Я не стану тревожить твой сон» - тихо решила Нина, присаживаясь на заборчик у знакомого подъезда. Хмель выветривался, оставляя пустоту и усталость – «просто посижу вот здесь на краешке, пока гордость моя и твоя спят в разных кроватях»
На втором этаже грустно темнеют три больших окна.  Черный кошак воровато выглянул из-за угла. Постоял, понюхал воздух, нервно подергал хвостом
- Ах ты, жулик – усмехнулась Нина, глядя на того, кто не давал им спать в феврале хриплым, таким бардовско-роковым мявом. – Бродишь всё, охраняешь территорию…. – она отчаянно зевнула, глянула на родные три окна – я вот теперь тоже
Кошак приблизился на расстояние шага. Смерил тень на заборе подозрительным прищуром – здорОво, коль не шутишь. Сидишь, значит?
- Сижу…. А ты чего один? кошка твоя где? – голос Нины с недосыпа и пережитого шумного вечера тоже отдавал теперь хрипотцой.
- Понятно где! Дома спит, у бабы Маши – пожал мохнатыми плечами ночной собеседник – где ж ей быть еще то?
Нина кивнула
- В самом деле. – помолчали, послушали как где-то за домами прошуршала поливалка со щетками, запахло дождем
- Ишь! – фыркнул кот, нарушая романтический ход человеческой мысли – только лапы мочить теперь! Фр!
Девушка хмыкнула
- Бурчун ты старый – не спеша поднялась, разминая затекшие от неудобного положения ноги - Утро скоро, домой идти надо бы…
Кошак презрительно повел усищами
- Здесь твой дом вроде. Или я чего-то не знаю?
- Я сама ни фига понять не могу, что вдруг случилось с нами – честно призналась Нина – где уж тебе то, лохматый?
- Понять ваши человеческие глупости? Нет уж, уволь! – он потоптался на месте – пойдем, провожу до арки тебя, что ли. Да Ваську соседского гляну. Моррду ему надерру, если явился вдрруг.
- Васька то? – Нина, прощаясь, вновь глянула в окна – поубиваю всех Васек. Ладно, давай, Бурчун, удачи
- И тебе не болеть – распустив хвостище, кот с чувством собственного достоинства двинулся вдоль подворотен

+2

2

Едва разлепив глаза, она тихо застонала и закрыла их вновь.
«Боже… я слышала, что с похмелья болит голова. Но, что б настолько….» - словно адская наковальня поселилась в черепной коробке
небытие
- Встаем… встаем… вот таак  – негромко, почти шепотом поманил голос. Заботливые руки приятно обняли за плечи и помогли сесть
- Апрель – сквозь щели век, разглядела девушка. Губ её коснулись края стакана
- Пей все до дна – прошептала спасительница. Пить и, правда, хотелось как никогда. На вкус это нечто оказалось слегка газированным, но приятным.
Осилив всю жидкость, Лика осталась сидеть. Только спиной прислонилась к стене.
Небольшая комната стандартной хрущевки. Чисто и как-то пусто – плазма, стенной шкаф, широкий диван…. одежда на месте…в смысле на теле -  последнее, относится к личному, Ликиному гардеробу. Апрель в майке и шортах присела на подоконник у распахнутой створки окна. Закурила и, основательно изучив нижне –дворовую обстановку, повернулась
- Ну как? Полегчало?
Лика осторожно кивнула – наковальня в голове постепенно успокаивалась, мутятина рассеивалась.
- Ну, ты дала вчера джазу! – хмыкнула Апрель - Хоть бы предупредила, что с текилы тебя так колбасит, заказали бы что-то другое
- Другое? – слабо усмехнулась Анжелика, со страхом ожидая возвращения адских кузнецов – я не пила еще никогда в своей жизни. Ни текилы ни чего другого. Два глотка шампанского на школьном выпускном сто лет назад
- Ну, тогда понятно – протянула девушка с подоконника, покачала головой  – одна решила познать мир с самого злачного места столицы, другая с девочкой рассталась, но любит её до соплей
- Другая… Это Ноябрь и… как её?... Бел? – Лика повела плечиками – что-то особой любви я между ними не заметила
- Бел не та, её она в клубе уже подцепила
Лика вспомнила, что жарко спорила с необычной девушкой, правда о чем, навек, видимо останется тайной.
- Надо вставать… – сделав усилие, Лика осилила поднятие с дивана и переместилась к окну. Свежий воздух приятно охолодил лицо. Захотелось жить и дышать полной грудью
Апрель с легкой улыбкой повернулась. Сейчас она совсем рядом. Смотрит с нежностью. Легко пригладила спутанные, распущенные светлые волосы Лики
- Спрашивай – шепнула на ушко. Но её слишком свободные, двойственные (в понимании Лики) манеры, вводят гостью в полный ступор. Девушка может по-дружески обнять другую девушку, не имея в мыслях ничего интимного. Но Апрель… она ведь не совсем… как бы это… обычная девушка… значит?
Лика пожала плечиками
- Я же вижу – тихо рассмеялась первая, обняла за талию и легко притянула к себе – м?
- Почему….  у вас такие странные… псевдонимы? – этот вопрос действительно вертелся на языке со вчерашнего вечера
- Псевдонимы?
- Ну, клички будет звучать несколько… грубо – Лика смотрела в глаза и видела в глубине темно-серых свое пушистое отражение – «что я делаю там? Здесь?»
- В школьном театре  ставили 12 месяцев. – касаясь щекой, её щеки, шепнула на ушко Аня. -  Я была братцем Апрелем, Нинель Ноябрем, вот и приклеилось…
Чувствуя, как мягкие губы легко и приятно касаются её шеи, Анжелика отпустила себя и едва не застонала. До чего же приятно! До чего же свободно! До…  Апрель же, решив не увлекаться (пока, во всяком случае) – бесцеремонно взяла пальчиками гостью за подбородок, чуть подняла её личико – не увлекайтесь, милая Белоснежка, идемте, я угощу вас завтраком, а то вы что-то белее снега и  сей факт очень меня настораживает

Однако, спустя совсем немного времени, Лика, не скрывая раздражения на лице, подходит к машине, одиноко ждущей свою хозяйку с прошедшего вечера на парковке у клуба. Открывает дверь, садится, привычно ставит телефон на зарядку.
Из здания клуба вышла счастливая девичья пара и в обнимку зашагали куда-то в утро, причем одна старательно пыталась попасть в ритм размеренного шага другой
- Смешные – Лика скривила губы, завела мотор и огляделась по сторонам. Можно ехать свободно. Хоть на все четыре стороны!
- Тоже мне, герои-любовники! - Завтрак, который так хорошо начинался, в результате вышел торопливым и скомканным. После чужого телефонного звонка, Апрель явно ждала, когда случайная гостья покинет, наконец, её квартиру.
«А ты на что рассчитывала?» - ехидно вопрошал внутренний голос и тут же перековеркивал сам себя – «Лика, так ты на что-то рассчитывала?!» - память ехидно окатила эхом мимолетных прикосновений. – «Признайся, что готова была внести в свой скромный опыт, состоящий из полтора любовника (второй в процессе оказался абсолютно непригодным) любовницу. И готова была отдаться ей прямо там, у раскрытого окна…
- Вот еще! – с презрением срывая тень невидимых касаний со своей кожи, зашипела девушка. Нервно прибавила скорость и тут же сбросила
- И  вообще, это все Фролов! со своей практикой, своими девками, враньем про одиночество! – после относительно спокойного, далее впереди лежал довольно напряженный  участок дороги. Рывками чередуя газ-тормоз, Лика и сама не заметила, как мысленно перешла с самокопания, на бичевание излюбленного в последнее время врага номер один – Севочка – припевочка! Золотая надежда всех офисных баб, как просто незамужних, так и разведенок,  и тех, кто завис в статусе «все запутано». Что ты знаешь об одиночестве?! – выпендреж и пустые слова, игра на публику! Что ты знаешь о необходимости?! О привязанности? Честности, в конце концов! Что ты… - пошла вразнос и осеклась - …здесь делаешь?? – чудом разглядев в девушке, шагающей, слегка прихрамывая вдоль обочины и ведущей велосипед – красавицу Ясмин, остановилась. Правда сначала машина пролетела еще метра три тормозного пути.
«Не может быть!»
Лика опустила окно с правой стороны. Выглянула. Подождала, кода Ясмин поравняется с  машиной.
- Здравствуйте, что-то случилось? – громко приветствовала она знакомую незнакомку, в глазах которой явно читалось недоверие. – просто я буквально вчера, здесь же, пробила колесо на велосипеде и мне пришлось шагать до самого МКАДа и чуть дальше. Там ближайшая остановка
- Здравствуйте – несмело улыбнулась Ясмин. Действия девушки стали понятнее и в машине, кроме неё никого больше не оказалось – я не пробила, нет, с колесами все в порядке. У меня просто с тормозом что-то случилось – он не работает. Абсолютно. Пришлось, вот, тормозить ногами
Лика с пониманием кивнула, изобразила сочувствие
- Я и смотрю, что хромаешь, думала все еще страшнее. Но вроде…
- Вроде все цело – живо дополнила улыбчивая Ясмин – и дойти осталось уже совсем немного, так что…
- Точно? – строго сощурила глаз Анжелика
- Вон до той заправки и…
Девушка прикинула расстояние
- Ни чего себе немного! – она решительно вышла из машины – так, давай, грузим его в багажник и поехали. Это «немного» я уже проходила в буквальном смысле. А там, перед заправкой, вообще «наздемник». Велосипед на себе нести придется.
Ясмин растерянно пожала плечиками. Её большие, темные глаза еще не знали, верить ли этой странной отзывчивой незнакомке. Но идти и правда было еще прилично, а подвернутая во время торможения ступня жалобно ныла о пощаде
- Спасибо – негромко, несмело улыбнулась девушка. Пока она сомневалась, Лика быстро и аккуратно (словно всю жизнь этим занималась) погрузила велосипед и открыла дверь в салон, приглашая случайную попутчицу
Садиться пришлось вперед – над задним сидением возвышалось пыльное, велосипедное колесо
Лика обошла машину и села рядом.
«Значит – судьба» - холодно и фатально оценила она номинал встречи – «случайностей не бывает» «Тем более, здесь и сейчас»
- Там, за заправкой, по правой стороне, есть гончарная мастерская – отвечала Ясмин на вопрос «куда именно»
- Гончарная? Мастерская? – недоуменно повторила Лика. Машина плавно тронулась и покатилась вперед
- Да – кивнула Ясмин – а что?
- Нет, ничего, просто раньше не замечала – помолчала – может быть, просто не обращала внимания.
- Может быть. Они там не очень давно
Пришлось вновь сбросить скорость, впереди заварилась каша из машин
- Наверное. Опять кто-то кого-то задел. Здесь поворот неудобный
Ясмин согласно кивнула. «Нина тоже не любит это место»
Лика не спеша ведет вперед
«Хоспаде! Сева! Ты меня прямо поражаешь! Где ты нашел это чудо?!» - бегут еще быстрее мысли-чертенята – «оно же из параллельной вселенной, не иначе!»
- Так… ты гончар? – спрашивает вслух
- Можно так сказать – негромко отвечает девушка
- Подожди… я пошутила…  - не может поверить первая - что правда? Умеешь крутить этот круг и потом получаются всякие кувшины из глины…?
- Да, именно так – Ясмин негромко смеется её удивлению
- Я, конечно, слышала, что хенд-мейд рулит, но подобного человека встречаю впервые!
- Я тоже не ожидала, что кто-то сможет вот просто так остановиться и помочь – честно произнесла девушка – огромное тебе спасибо. Значит, добрые люди есть! Будем знакомы? Мое имя Ясмин
- Анжелика, Лика – ответила девушка. ей вмиг стало очень грустно - «глупенькая, ты хоть знаешь зачем ты здесь?» «зачем беспощадная судьба нас сегодня свела с тобой?» «что бы разбить твое честное сердечко и разрушить ваш блаженный союз с предателем Севой» «кстати, а где он?»
- …у меня заказ – отвечала на очередной, автоматический Ликин вопрос новая знакомая
- То есть, ты сейчас будешь делать что-то из глины?
- Да… вон в тот поворот
Лика удивленно подняла бровки
- Не удивительно, что я не замечала никаких мастерских здесь раньше. Её просто не видно за этой «керама-лавкой»
- Это их же магазин. Мастерская позади – пояснила Ясмин
- А-аа – кивнула Лика. Въехала в пустой дворик, припарковала машину в тени, никто не вышел, не выглянул. –  безлюдно здесь…
Ясмин отстегнула ремень безопасности
- Утром в субботу почти никого не бывает. – она подняла глаза на Лику. Лика с головой ушла в два тёмных омута, да так лихо, что даже дух захватило от неожиданности и скорости
- А… если сейчас ни кого нет… в смысле, если, ни кому не помешаю. Можно мне посмотреть, как ты все это делаешь? – другого шанса не будет, однозначно!
Девушка пожала плечиками
- Если у тебя куча свободного времени. То конечно, пожалуйста
- Вот. Это. Спасибо – выгружая велосипед, усмехнулась первая – «я уже немного того или просто автоматом вхожу в роль?»
- Это тебе спасибо! – спохватилась Ясмин, повела за собой

Мастерская – довольно приличное помещение, номинально поделенное на несколько зон
- Здесь глину готовят, месят, здесь формуют, отделывают. Там еще сушилка и печи для обжига – ускоренная экскурсия закончилась у рабочего стола, над которым нависают масса полочек со всевозможными инструментами, приспособлениями.
- На всякий случай – Ясмин протянула Лике фартук. – здесь сегодня больше никого не будет, кроме нас, но все равно… - закручивая волосы на затылке, Ясмин отвернулась, в поисках чего-то еще. Лика исподволь скользнула взглядом по точеным изгибам под обтягивающей светлой футболкой, проследила за легкими движениями рук, нервной жилкой у виска…
«нда… что-то с этим придется делать…» - мысленно прикинула девушка – «но, что бы соблазнить, мне самой нужно хоть немного, хоть как-то тебя хотеть. А этого просто никак, даже по собственному приказу у меня не получиться»
- Ты ведь не против, если мы, сейчас просто отделаем сначала заготовку, а потом восполним запас дяди Сережи? – в полголоса говорила Ясмин, разворачивая активную деятельность
- Конечно. - согласилась Лика - И буду рада тоже что-нибудь попробовать сделать. Доверишь ли?

«Щелк!» - нечаянно ломается очередной карандаш, и этот звук выводит девушку из задумчивости.
- Черт! – Нина ссыпает обломки в кучку подобных, горкой высящихся на белом листе. Тихий офис – пустой абсолютно в нерабочий, субботний день. Из-за полуприкрытых жалюзи, мир виден Нине поделенным на узенькие полоски – беговые дорожки. Прохладу дарит кондиционер. Его тихое жужжание вовсе тонет в негромкой электронной музыке
Вытянув из подставки очередной карандаш-жертву, девушка решительно поворачивается к девственно белому листу, но… спустя неопределенный промежуток времени он так же девственен и чист. Ибо вместо эскиза облика чужой, будущей квартиры, на белом ватмане, как в старом Синема, Нина видит лишь блики… блики…
«Я, похоже, влипла» - задумчиво произнесла она и Апрель, что тараторила о чем-то последние полчаса, резко остановилась, замолчала. Отчего тишина буквально зазвенела в ушах троих подруг, сидящих за кухонным столом. Утро, завтрак, выходной день
«Ты о чем?» - недоуменно переспросила Белка – рыжеволосое чудо с непоседливым характером и ярко-зелеными глазами
Апрель смерила подругу долгим, задумчивым взглядом и тихо вздохнула
«Что ж… все к этому шло…» «О том, дорогая, что не буду я ей больше варить кофе по утрам, готовить завтраки. Не буду чмокать в щеки.  Ревновать к тебе, к другим и вылавливать в клубах. Наш непостоянный Ноябрь, нашел себе Мисс Постоянство и скоро покинет эту квартиру!»
Белка перевела взгляд на Нину
«Дорогой, братец Апрель» - мягко, со смесью нежности и иронии в голосе, отозвалась последняя – «наши с вами чувства и отношения давно находятся в столь родственной взаимосвязи, что уже напоминают инцест, а я…»
«Братец Ноябрь! Больше ни слова!» - перебила подруга – «я вас слишком люблю, знайте это» -  обняла, чмокнула в лоб – «а теперь идите к черту! Живите со своей кареглазой красоткой, и будьте счастливы!»

Легко касаясь белой поверхности бумажного листа, Нина проявляла из небытия милые черты любимого лица…  лица любимой…

Нине шел двадцать третий. Она заканчивала универ. Работала в строительной компании собственных родителей, но давно уже жила отдельно от них – то с неверной Апрелью, то кем-то другим. Лица девушек часто менялись в её жизни. Настолько, что данная круговерть уже начинала быть утомительной
Ясмин недавно сравнялось двадцать. Она едва только примирилась с осознанием собственной лунной природы. Пережила затяжное прощание в первых, почти платонических отношениях со школьной подругой. Бросила обучение в навязанном мамой институте – «какой я к черту, экономист?!» и искала себя. Всё больше пропадая в гончарной мастерской, где можно надежно укрыться от всевидящего материнского ока и попутно создавая шедевры керамики, изучала историю, искусство, химию и прочие аспекты, касающиеся производства вин.

Нина ворвалась в жизнь Ясмин энергией всех атомных станций планеты. Ослепительной и смертельно опасной вспышкой молнии. Тропическим штормом страсти.

Ясмин накрыла сознание Нины гипнозом слов, снов, наваждений. индонезийским цунами чувственности увлекла за собой в неизведанные глубины нежности.

Гигабайты онлайна перетекли в минуты, дни, сутки, недели
Ей не хватало её, как воздуха – везде, всегда, постоянно.
Говорить без умолку, просто молчать, идти за руку или сидеть спиной к спине
Нина влюблялась в Ясмин с неизбежностью камикадзе.
Ясмин проникалась же новым чувством, словно радиацией – медленно смакуя неотвратимость. Близость, до которой добирались извилистой тропой встреч, сообщений, долгих, ночных разговоров и глупеньких, утренних смайлов, накрыла обеих с головой и крепко связала прочной пеленою пьянящего безумия.

…карандаш никак не ломается.
- Ты победил – грустно усмехнулась девушка. Закинула руки за голову, ноги уложила на тумбочку
Тихо
Негромкая музыка
Пусто
В офисе и жизни ни души
Три года жизни пролетели на одном единственном дыхании. Одном на двоих единственном дыхании. Пока не разбились о скалы  подозрений в неверности – единственное, что не могла бы простить Нина, единственное, что не смогла бы пережить Ясмин, но что так упорно обе видели в действиях друг друга. И одновременно боясь правды, не давали сказать ни слова в объяснение. Не слышали слов, не слушали. Просто бежали в разные стороны
- …что же теперь? – тихо спросила Нина у нарисованной Ясмин – бежать от тебя дальше я не могу, равно, как и вернуться. – она закрыла глаза - Я тебя люблю, Ясмин. Знаю, что ты любишь меня. Чувствую…. Но мы не вместе – что за человеческая глупость?!!

«Еще один день без тебя» - автоматически загружая материал в производственный миксер, мысленно рассуждает Ясмин – «обычный, бесцветный, безвкусный» «жизнь не резиновая и когда-нибудь, мы обязательно будем сожалеть об этих потерянных днях и минутах, хотя…. Все это лишь игра слов, демагогия. Мне без тебя очень плохо, слышишь?! Еще один день, но это не жизнь!» «Я просто набор тоски, рефлексов и нажитых привычек»
Умелые руки ловко и точно наносят рельеф, на глиняную основу. Затейливая вязь в соответствии с эскизом, выполненным по фото, ложится по краю подсохшей глиняной заготовки. Лика, затаив дыхание следит за действиями отрешенной Ясмин. Странное, необъяснимое чувство от всего происходящего не покидает девушку, лишь, наоборот – растет и ширится и сложно сказать, с какого момента оно началось – с клуба, трассы или с того, как приготовив инструменты, глину, кружки, Ясмин достала из рюкзака фото, распечатанные на обычном, черно-белом принтере и карандашные наброски, увидев которые, Лика едва не решила, что сходит с ума.
«Это же моя кружка!!!!» «Здесь! Сейчас!» «Но откуда?!!!»
Мозаика сложилась бесшумно и безжалостно –
«Это? Это парень мне один вчера заказал» - объяснила Ясмин – «с девушкой любимой поссорился и вот, такая неприятность случилась»
- Да уж – простонала Лика, давя в себе истерический смех – неприятность, печаль-беда прям!  – «вот зачем они встречались, дурочка!» - издевалось подсознание - «Он ради тебя полез в мусорку за осколками! Разложил их, судя по фото, на отчете Калманской!» «а ты решила отбить гончара у заказчика?!!»
Что-то в голосе и поведении Лики, нечто неуловимо, мимолетное насторожило Ясмин, вывело из собственной отрешенной задумчивости и заставило приглядеться внимательнее
«Странная девушка» «Зачем она здесь?»
- Надеюсь, я тебе не слишком мешаю – негромко произносит Лика – напросилась, я понимаю
- Да нет – улыбнулась Ясмин – «надеюсь, я не слишком громко думала?» - она закончила отделку и поставила кружку рядом с эскизом
- Просто, во-первых, меня действительно крайне заинтересовало то, что ты делаешь, Ясмин. – Лика подняла глаза и встретилась взглядом – я, поверь, первый раз встречаю человека с подобным родом занятий. Ты для меня сейчас как… как представитель иной цивилизации – девушки рассмеялись и Лика продолжила, чувствуя непреодолимое желание обязательно все объяснить ей и, в первую очередь, себе. – Я тебя увидела на дороге, на том же самом месте, где топала сама с велосипедом и мозолью по жаре, поверь, после всего пережитого, я просто не смогу теперь проехать мимо
- Верю – тихо улыбнулась Ясмин. Слушая Лику, она готовит новый материал. Новая знакомая становится понятнее
- А во-вторых, это, конечно, эгоистично, но мне очень не хочется сейчас возвращаться домой. Видеть кого-либо из знакомых, не хочется еще больше
Ясмин согласно кивнула – Бывает.
- Нда. А здесь такое все интересное, непривычное и странное
- Сейчас будет еще страннее, садись по ближе, ловим эффект полного присутствия - Гончарный круг, как сакральный символ кругового движения земли, солнца, вселенной начал свой извечный свой бег. Бесшумно и легко скользят пальцы. Словно по волшебству круглый кусочек глины становится то лепешкой, то цилиндром, то незаметно превращается в маленький кувшинчик.
- Никогда такого не видела – захваченная процессом, восхищенно шепчет Лика. Она забыла уже о Фролове, времени и нечестных, своих, старых намерениях – так необычно и странно, словно мы не в современном мире, а… черт знает в каком…
Ясмин улыбается – я первый раз, когда увидела, тоже так именно думала
- А ты давно этим занимаешься?
- Да. Очень. Давай, очень легко делай тааак…
Лика с готовностью тянет руки. Глина на ощупь прохладная и очень скользкая. Словно живая, крутился в ладонях и вырастает, сохраняя причудливый рисунок – тень малейшего прикосновения пальцев
- Блин, мое кольцо оставляет царапины – досадливо поморщилась Лика – я смотрю у тебя тоже есть, поэтому снимать не стала…
Тонкое серебро на пальце Ясмин
- Я его никогда не снимаю – ответила девушка, или  просто автоматически озвучила мысль  – и не сниму, никогда, ни за что. - Темные глаза торопливо спрятали грустинку под черные, пушистые ресницы.  Лика кусает губы – почему-то хочется сказать «извини»
- Ой! – несостоявшаяся ваза стала похожа на сломанную трубу – одно неловкое движение, и всё, пипец!
Ясмин рассмеялась
- Да, это так. Но, ничего страшного, давай, я тебе помогу –  вновь скольжение рук по кругу, по кругу, по кругу

Щелкнул таймер – печь готова. Незаметно пролетели четыре часа. Кружка Анжелики отправилась в первый обжиг
- А что теперь? – проследив за тем, как Ясмин закрывает печь и снимает рукавицы, спрашивает Лика – логически, если это первый, то будут и другие обжиги?
- Логически – да. Второй завтра, вечером. Молочный.
- Это как? Варка в кипящем молоке?
- Нет – она смеется – будет время, приходи – всё увидишь сама
Лика автоматически бросает взгляд на часы
- А я ведь приду!  Только во сколько? – звучит словно вызов. Взгляд Ясмин становится странным. Но ломая диалог, в мастерскую входит Руслан – не знакомый Анжелике мужчина, лет сорока, солидной внешности.
- Здравствуй, отец – негромко произносит девушка. Руслан отвечает «здравствуй», «твоя мама сказала, что ты, скорее всего именно здесь» - а сам с сожалением и подозрением глядит на Анжелику, чем удивляет последнюю.
- Ну, тогда… до завтра? – уточняет она, переключив внимание на Ясмин – во сколько встретимся?
Она уже смотрит обычно, отстраненно, по деловому
- Здесь. Часа в четыре, днем, приедешь?
Лика с жаром подтверждает – «конечно! До завтра! Пока!»
- До свидания – провожает странную гостью Ясмин. – «что ты хотела, выясню позже» Руслан вежливо ждет свою очередь.

…а Фролов в это самое время стоит в офисе и сверху вниз, взирает на похабный рисунок Анжелики, приклеенный к монитору
- Ничего! – хохотнул из-за плеча Лощаков, что оптимизма Севке тоже не добавило. Не субботний офис, когда все отдыхать бы должны, а проходной двор!
Интересно, если ли еще такие счастливцы, которые не видели этот шедевр?
Торопливо сорвав, он смял бумагу и отправил в мусорное ведро. – Видимо, я последний!
Выудив из кармана шорт сотовый телефон, Севка нашел номер Ясмин. Но девушка не отвечает, зря он считал гудки – шесть, десять, двенадцать.
- Черт! Отдыхает где-нибудь за городом! Хорошо ей! – спеша по лестнице вниз, пытался сообразить, как еще с ней можно связаться. Есть только один из доступных вариантов
- Нинель, привет! Говорить можешь?... да…. – уже на улице, он набрал подругу детства - подскажи… как еще можно эту твою знакомую найти? Которая мастер по керамике…Ясмин - слушая, он остановился у своего авто – нет, мы созвонились вчера и встретились и договорились, но дело в том, что все изменилось, необходимо срочно отменить всё… мой заказ, да отменить его полностью, а дозвониться не могу. Абонент не абонент
- Хм… - Нина, кусая губы, окинула взглядом дело рук своих – многострадальный эскиз и продолжила задумчиво. - Может быть в мастерской. Если пообещала, что сделает тебе в ближайшее время, то, скорее всего именно там. И на звонки она не всегда там ответить может
- В мастерской – эхом повторил Севка – «читай, работа уже в процессе» - А, далеко это?
- Вообще, да. – оставшись довольна результатом, Нина поднялась, замела следы собственного присутствия - И еще… там знать нужно, где сворачивать. Просто так не найдешь – она огляделась – я?... в принципе я уже свободна и… в принципе могу тебя проводить. Давай, через десять минут на Автозаводской

«Вот и третий вариант» - думала Нина, гоня своего железного коня на встречу к любимой – «я не сама, я по делу. Ты тоже при исполнении, а дальше… загадывать не возьмусь. Только увидеть тебя очень хочется…»
Сева пристроился в хвост Нинкиному нисану и катился на своей новенькой ауди размышляя о коварстве шикарной девушки с ангельским именем Анжелика.
«Ну, погоди!» - сочинял он на ходу различные варианты диалога. Которые рассыпались в прах, как только достигли искомого места.
Две машины въехали в пустынный, на половину выметенный дворик гончарной мастерской. Грузный мужчина, лет шестидесяти перехватил в руках метлу и сощурился
- Здравствуйте, дядя Сереж – вышла из первого авто девушка в джинсах, кроссовках и легкомысленной майке
- Здравствуй, Нина - узнал хозяин – чего это вы сегодня друг за другом ездите?
- Ясмин здесь? – не слушая его - Велосипед её вижу, неужели эта безумица все же на нем сюда добралась?
- Не совсем видимо. Сломался, говорит, по дороге. Ногу еще себе подвернула. Её  знакомая подвезла
- Ух, как интересно… - Нина оглянулась. Нехорошим таким взглядом окинув двор - Так, где они? Что за знакомая? – машин больше не наблюдается
Стоя позади Нины, Фролов  буквально почувствовал нарастающее напряжение в воздухе, даже поежился 
- Весь день почти в мастерской просидели, а сейчас уже нет. – отвечал невозмутимый дядя Сережа
- Как давно? – голос девушки становился все тяжелее, резче
«По ходу встрял я с этой Ясмин» - втянул голову в плечи Сева,  понимая в происходящем только одно - «с этой кружкой и со Скворцовой в очередное гэ-гэ»
- Как давно? – пожал плечами дядя Сережа – не скажу точно… девушка раньше уехала, а Ясмин вот только. С отцом своим, с Русланом.
- Я моментом – обронила Нина и исчезла за дверьми мастерской. Дядя Сережа принялся дальше мести двор
- В общем, заказ твой почти готов – так же стремительно вернувшись, процедила Нина, прищурилась вдаль, на заходящее солнце – так что расслабься. Отменять уже не чего.
Что она мысленно продолжила во внутреннем диалоге, Севка вовсе не хотел бы знать. Лишь прочитал по глазам чей-то смертный приговор, да не успел моргнуть глазом, как остался один, посреди двора в медленно оседающем облаке пыли от рванувшей с места в карьер машины.

Звериным чутьем, шестым чувством, тайными знаниями или просто, обычной логикой – она явилась к старому, если не сказать дряхлому, двух этажному особняку, прячущемуся за таким же ветхим забором от высокомерных взглядов новых и отреставрированных соседей. Людная улица, исторический центр.
У калитки стоит незнакомое Нине авто. За калиткой тихо и кривая тропинка навевает мысли о фильмах ужасов.
- …что твой дед написал в письме? – негромко спрашивает Руслан, потирая руки. Вместе с Ясмин они стоят в широкой горнице, бывшей шикарной лет сто назад. А сейчас всюду пыль, разруха и паутина
- Просил воплотить в реальность то, что мы планировали с ним, но так и не успели сделать вместе – голос Ясмин слышится Нине глуше. – ты ведь знаешь, что главное его условие в завещании  ни в коем случае не продавать этот дом.
- Знаю, но… - Руслан смотрит на дочь, которую почти не знает, тяжело исподлобья – я не понимаю вас обоих. Складывается впечатление, что вы договорились, только это не очень разумный договор, дочка. Здесь участок стоит дороже самого строения. Налог приличный тебе заплатить придется и потом, просто не представляю, что ты с ним делать будешь?
Ясмин прошла по горнице, остановилась у ведущей на второй этаж лестницы. Оглянулась
- Прости. Это был вопрос?
Искусство прямого взгляда – этого мастерства никогда не хватала сыну Омара, но в генах оно передалось его внучке. Руслан постарался скрыть раздражение, повторил лишь вновь
- Зачем он тебе – этот дом? Как память? Ты, конечно, здесь выросла, но… - он развел руками – ничто не вечно
Ясмин улыбнулась, чувствуя правоту и как следствие силу и превосходство
- Именно с этим и хотел поспорить дедушка. Есть вещи, которые изнашиваются, теряют ценность, а есть чувства людей, которые делают вещи бессмертными. Истинные чувства
- Чувства бесценны и бесплатны – никто не спорит, но это дом – он имеет степень износа, налог, стоимость. – начал терять терпение делец, под маской отца. Не для философских  разговоров он привез сейчас сюда лишнюю (по собственному мнению) претендентку на наследство – Твоя мать это понимает и согласна со мной, даже если ты умудришься сделать здесь мало-мальский ремонт и прожить всю свою жизнь, всю жизнь работая на тот же ремонт и вспоминая что-то там из прошлого. Ты, все равно станешь последней владелицей, бывшей в кровном родстве с Эль-Хаддади, а дальше иные люди. Согласись, что это так
Ясмин удивленно вскинула бровки. Невидимая Нина сощурилась. Ревность – гремучая смесь из тягучей нежности и яростной потребности быть единственным обладателем, перекатывалась подкожным ядом. Но, даже она, приведя сейчас сюда хищницу, притихла, озадаченно решая, какую теперь принять форму.
- Почему же? – почти ласково пропела Ясмин. Дьявольский огонек замерцал в её глазах – давай быть искренними до конца, да папа?
Руслан поднял руки, словно «сдаюсь»
- Вот только не надо театра, который так любит твоя мамаша! Ладно? Ты хочешь искренности – пожалуйста.  Думаешь, отец оставил бы тебе хоть ломаный грош, если бы знал, то, что знаю я о тебе и о чем молчал, все это время, дабы не разрушать вашу всеобщую идиллию. Отца жаль было
- Как благородно ваше молчание! Но, что же ты знаешь такого?
- Достаточно! И давай не будем словами о твоем уродстве чернить память усопшего. Пусть покоится с миром. – он по хозяйски окинул взглядом притихший дом – а дела живых, наши дела, решим сейчас сами, с глазу на глаз. Тем более, раз ты хочешь искренности и откровенности -  у тебя все равно никогда не будет детей. От девок они не родятся! – многозначительная пауза – и дед Омар, если бы знал, гнал бы тебя взашей, как поступят и все другие, если мы с тобой сейчас не договоримся
Нина затаила дыхание. Ясмин чуть вправо склонила голову
- Очень веские причины, но, о чем мы должны с вами договориться, отец?
- О твоих правах. – решил не сбавлять темп – Согласись, как давно уже согласилась твоя мать – наша с ней встреча была случайностью. И твое рождение, прости, конечно, но тоже не входило ни в её, ни в мои планы. Да и родители мои были с самого начала против, а ваши отношения с моим отцом позже, не больше, чем сантименты пожилого человека.
- Которыми я умело воспользовалась – не удержалась, съязвить девушка. Руслан смягчился
- Ну… я конечно, не стал бы так прямо об этом заявлять. Но, согласись, что никаких моральных прав, на этот дом у тебя нет и быть не может
- Еще бы – мягко улыбнулась Ясмин – особенно если учесть, что я выросла в нем.
- Всего-то до семнадцати лет!
- И дедушка заменял мне отца, а бабушка маму, пока мои биологические создатели спорили о том, насколько им удобен факт моего рождения и жизни вообще. И после этого ты будешь учить меня морали, папА?
- Ты забываешь, кое о чем
- Можешь заказать статью об этом в утренних газетах. Мне все равно. Я люблю её, лишь одну единственную, раз и навсегда. И дедушка знал, между прочим, что я нашла своего Единственного человечка. И люблю его всем сердцем, всей душой и больше никого не будет в моей жизни, нет и не может быть, кроме неё. именно нам, он оставляет свой дом. А ты -  Скажи, меняя жен, любовниц и плодя детей по случаю, с кем придется, что ты сам знаешь о приличиях, чести? 
Нина остановилась в светлом проеме двери. Слова Ясмин буквально вспарывали душу. Если это правда, то я последняя сволочь со своими подозрениями. Если лицемерие, то мне и вовсе жить незачем
Выплюнув ругательства, Руслан с неохотой покинул территорию, на которую он так рассчитывал. Впрочем, никто не заметил его исчезновения, равно, как и присутствия
- Значит, никого иного? – язвительно скривила губы Нина.
- Значит, уступаем соблазну по-честному? – в тон подруге ответила Ясмин. Стоя друг против друга тонуть глазами в глазах, срывать/скрывать напряжение в сто миллионов вольт еще мгновение – вселенная разлетится к чертям новым взрывом
- Как ты могла засомневаться?!
- Как ты могла просто уехать?!
- А ты уйти?!
- А я прожить без тебя эти дни?! – обнимая её крепче, крепче чувствовать родной, едва уловимый запах кожи, тело/тепло, жадность до её касаний. Словно наркотик, смертельный яд, живительный эликсир
- Я люблю тебя, слышишь и… только тебя лишь одну навсегда, на всю жизнь…

Вырулив вслед за Ниной от мастерской, Сева повернул в другую сторону.
Торопиться все равно теперь некуда. Заказ уже не отменишь, и в офисе нет никого –  суббота, вечер. Трудоголик чертов!
Он свернул к набережной. Припарковал машину и вышел. «просто пройти»
Легкий ветер потрепал короткие волосы. Мороженщица – девушка лет семнадцати, шустро выдала сдачу, пломбир и сверкнув белозубой улыбкой «до свидания» вернулась к звенящему уведомлениями, смартфону.
«До свидания» «Спасибо» - автоматом произнес Сева. Мороженое оказалось вкусным. Вечер приятным. Воздух почти свежим и вообще – жизнь, оказывается и вне работы летит полным ходом!
…просто дело в том, что
Топ-менеджер – это планы, планы, декады, дедлайны и почти полное отсутствие личной жизни.
Топ-менеджер - это успех, хорошие деньги, но даже во сне «ой, сколько время?! Нет, еще две минуты до будильника…»
Топ-менеджер – это пожизненное из года в год «еще немного и бросить всё к черту…и на свободу…»
- Здравствуй, Фролов – Лика с точно таким же пломбиром стоит у гранитного парапета. Улыбается и знает каждую Севкину мысль, не потому что умеет читать их на расстоянии, а просто слишком много у них, двоих общего
- Здравствуй, художница – усмехается парень. Лика изображает виноватую улыбку
- Да ладно, это ты меня того… не обижайся, а? – бубнит Севка. Девушка пожимает плечами – «поди не последняя стажировка»
Мимо пролетает шумная компания тинейджеров на роликах, Анжелика отвлекается, провожает задумчивым взглядом
- Любишь кататься? – непременно замечает Фролов
- Сложно сказать о том, чего не пробовал – отзывается девушка - В школе мечтала о таких, страшно. – поясняет на его удивленное «не пробовала?!» - Мамаша купила в десятом классе, но не настоящие, а дешевую подделку. Они так жутко загремели на всю улицу, когда я первый раз выехала, что поторопилась скорее спрятаться, снять и больше никогда не… не сложилось, в общем
- Лик, пойдем, покатаемся, а? – перебил он. - Здесь вон и прокат недалеко, иначе, когда еще соберемся?
Посомневавшись, она милостиво согласилась с одним условием – «ладно, только, тогда с тебя ужин»
- Ладно – поддержал Севка – но только, если ты будешь улыбаться и делать вид, что тебе нравится кататься со мной на роликах
- Договорились!
- Идем?
- Идет - Живо сорвавшись с места, Лика вдруг оглянулась. Знакомое лицо - Показалось? Сева, торопясь, утянул за руку

------------

Эпилог

- Ничего так, круженция – оценила Апрель, сделала большой глоток и, отставив произведение керамического искусства на столик, упала обратно в кровать.
Анжелика, подперев голову рукой, совершенно обнаженная, лежит рядом и с улыбкой следит слегка сонным взглядом за действиями подруги
- Доброе утро – мурлычит, вспоминая предысторию, ощущая мурашек, что сыплет под кожу услужливая память.
…в тот самый вечер, катание на роликах плавно переместилось сначала в кафе, а затем в одинокую квартиру Фролова, где, запутавшись в простынях, осталось до утра.

Нина и Ясмин тоже, едва лишь заметили, как вернулись домой. Слишком много нужно успеть наверстать, слишком жадно и слишком мало времени в сутках

Апрель знала, что она вернется. Радар еще ни разу не подводил свою хозяйку. Чувственность требовала новых впечатлений и это невозможно заразительно. Лика сама не помнила, как мучимая мыслями о Ясмин, о произошедшем, о странном тягучем чувстве внизу живота, оказалась здесь – в квартире своей случайной знакомой со странным «псевдонимом»
- Расскажешь им? - тихо спросила она, окончив путанную исповедь
- О твоих коварных планах? – рассмеялась Апрель, с улыбкой покачала головой – вот еще! Нинель убьет тебя, не из ревности, так просто, на всякий случай. – прикрыв глаза едва-едва коснулась губами губ – есть куда более интересный вариант развития событий
Лика облизнула вмиг пересохшие губы и встретилась с языком Апрель. Ток побежал по нервным клеткам, мурашками рассыпался по спине и обессилил колени. Со знанием дела, не торопясь, Апрель приручала новую свою жертву томной нежностью, не/осторожностью, грешной свободой желаний
- …журррналистка… говоррришь… ну-ну…

+8


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Малая проза » сумасшедшая идея