888TopicPost_Blog888
@Comment=all@
$View=all$
Но именно эти мимолетные ощущения, приходящие и через красоту, и через потери, оставляют в нас такое
опустошение, такую взволнованность и тоску, что рано или поздно мы пускаемся в погоню за своей первозданной
природой: уходим в леса и пустыни, бросаемся в сугробы и катаемся в снегу. Мы обшариваем взглядом Землю, наш
слух обостряется, и мы ищем внизу и вверху – ищем какого- нибудь намека, следа, знака того, что Она еще жива и что у
нас есть надежда. Когда же женщина находит Ее следы, она чаще всего бросается в отчаянную погоню, сметает все со
стола, отбрасывает любые взаимоотношения, освобождает свой разум, становится чистой страницей, настаивает на
разрыве, нарушает все правила, заставляет мир остановиться – ибо без Первозданности мы уже не в состоянии двигаться дальше.

Когда женщина потеряла Ее, а затем вновь обрела, ей необходимо любой ценой сохранить эту связь. Получив
свою находку, она изо всех сил будет бороться за ее сохранение, так как вместе с ней расцветает творческая
жизнь, все взаимоотношения обретают и содержание, иглубину, и здравый смысл, утверждается цикличность
сексуальности, творчества, работы и досуга; женщина перестает быть объектом хищнического интереса, а законы
природы наделяют ее равным правом на развитие и успех.

Наконец-то ее усталость в конце дня становится следствием радостных занятий и свершений, а не замкнутости в
мелочных размышлениях, мелочной работе или постылых связях. Она инстинктивно понимает, когда приходит время
разрушать и созидать, как нужно уходить и как оставаться.

Кларисса Пинкола Эстес