Кусок жизни длиною в год
или
как я представляю себе “Времена года” П. И. Чайковского

Январь

Бал. Его пытаются втянуть в весёлый круг танцующих, к нему подбегают смеющиеся девушки, щебечут что-то, стараясь развеселить. Он на минуту поддаётся им и позволяет увлечь себя в танец, но перед глазами у него всё плывёт, но весёлая музыка в его ушах искажается, превращаясь в мрачную какофонию… ему плохо, он на грани обморока. Его отводят в соседнюю комнатку, укладывают на диван, пытаются привести в чувство.
А он мучается от ужасной боли – его любимый умер несколько дней назад. Он не хотел идти на этот бал, ведь сердечная рана ещё слишком свежа, но этого требовал долг, он проявил бы неуважение к хозяину дома, если бы не принял приглашение, ведь официально причины для отказа у него нет, он не имеет права носить траур… Ах, как это больно!! Прекрасное, улыбающееся лицо юноши стоит у него перед глазами, заслоняя встревожено хлопочущих вокруг него женщин, думающих, что ему плохо от духоты в натопленном зале. Хорошо, что они так думают, пусть, всё равно он не может сказать им правду… Воспоминания наплывают одно на другое, как волны, и уносят его в то чудесное недавнее ещё время, когда они проводили целые дни вдвоём и были так счастливы…
“Вот он устал идти и бросился, смеясь, в высокую траву и тянет меня за собою; вот мы плывём наперегонки, и он выигрывает, а я шутливо рассерженный, его укоряю, а он брызгает на меня в ответ… вот мы укрылись от ливня под разлапистой елью и стоим, тесно прижавшись друг к другу, одни в целом мире, окружённые стеной дождя…”
Но вот он выныривает на поверхность из волн прошлого; прохлада и полумрак комнатки вкупе с заботами женщин сделали своё дело; несколько успокоенный, он встаёт. Как бы хотелось сейчас отсюда уехать! Но нет, он должен ещё быть здесь. Он возвращается в бальную залу, веселье там в разгаре. К нему подбегают девушки, наперебой просят потанцевать, пёстрый вихрь увлекает его, он старается забыться в танце, и это удаётся ему. Но через некоторое время снова видится ему любимое лицо и снова музыка искажается, и снова острая боль пронзает сердце. Тогда он не выдерживает и, стараясь быть незаметным, быстро выскальзывает из залы и выходит на улицу в надежде, что морозная тишина облегчит его страдания.

Февраль

Он отдаётся бурному праздничному веселью Масленицы, участвует во всём, всеми силами стараясь не поддаваться боли грусти. И она постепенно сглаживается, видения больше не тревожат его.

Март

Распутица, грязь, сырость… Вынужденное сидение дома нагоняет скуку. И печаль возвращается. Но теперь она светла, это уже не мучительная тоска. Боли почти нет; а когда прилетают и начинают петь первые птицы, ему кажется, что умерший превратился в одну из них, чтобы утешить его весёлыми трелями, и он улыбается сквозь набежавшие слёзы.

Апрель

Сегодня день, в который три месяца назад умер любимый. А его в этот день везут к предполагаемой невесте. Она очень мила и всячески старается понравиться ему. В угоду приличиям он любезничает с ней, и даже пытается убедить себя, что сможет полюбить её.
Приехав домой, он понимает: нет, не сможет, никогда он не сможет полюбить женщину! А вот в их извозчика он, кажется, влюблён! Влюблён как кошка! И будет ездить к ним ради того, чтоб видеть его, говорить с ним, а не с ней! Ах, какая это мука – быть не таким, как тяжело жить! Ах, зачем, почему я такой, я не хочу, не могу больше терпеть…

Май

Кризис миновал. Вышел в белую ночь прогуляться по набережной. Как прекрасен город в этом неверном свете! Весенние бури и в природе, и в душе улеглись, теперь всё вокруг дышит благоуханным спокойствием. Но сердце словно ждёт чего-то, оно в радостном предвкушении новой любви. Так хочется счастья, хоть немного счастья после всего, что было!..
И вот – встречный прохожий замедлил шаг, пристально глядя на него. Он бросил на него быстрый взгляд и отвернулся, однако чувствовал, что тот продолжает смотреть. Он подошёл к парапету и стал любоваться рекой. Тот тоже подошёл и стал рядом. Он не выдержал и улыбнулся. Тот взял его за плечо и улыбнулся тоже. Они поняли друг друга. Прохожий сказал: “Я знаю тут неподалёку одно место… Снимем там комнату!”
Как всё осветилось сразу вокруг! Будто вышло солнце и озарило мир ярким светом – так радостью наполнилось его сердце! Он продолжает прогулку, но теперь уже не один, а под руку с новым знакомым, и совсем по-другому, увереннее и твёрже, звучат его шаги, и по-другому, ровнее и громче, бьётся сердце,   неясный призрак любви приблизился почти вплотную и воплотился в красивого прохожего…
Полчаса спустя в номере гостиницы, его радость ещё удвоилась и превратилась в восторг такой силы, что его едва можно было выдержать… но вот постепенно приходило успокоение, последние волны щекочущего тепла пробегали по его телу, словно пузырьки газа, поднимающиеся на поверхность бокала с шампанским после того, как им чокнулись.
Они расстались, но договорились увидеться завтра. Он вышел в ночь. Как же она прекрасна! Какой чудный воздух! Как хорошо жить!

Июнь

Летний вечер. Закат только начинается, небо ясно и тихо. Влюблённые плывут на лодке по реке с заросшими густой и яркой зеленью берегами и тихо беседуют. О чём они говорят? Один говорит, что полюбил другого, как только увидел, и другой вторит ему: “И я также”. Говорит, как благодарен судьбе за то, что свела их в один час в одном месте и снова слышит в ответ: “И я тоже”. Он не может больше говорить от переполняющих его чувств и запевает песню, взмахивая вёслами в такт; другой подтягивает припев, и их голоса соединяются, как и сердца… Но вот налетел резкий ветер, и вода покрылась рябью, солнце мгновенно закрыла большая туча и разразилась ливнем.
Лодку удачно прибило к берегу как раз под защиту раскидистой ивы, а буря разыгралась не на шутку: одна за одной всё небо прорезали ослепительные молнии, прямо над головой грохотал гром.
Однако это быстро кончилось. Вот упали последние несколько капель, и туча рассеялась так же быстро, как и налетела. Солнце уже зашло и теперь чистое небо радовало глаз последними отблесками заката.
Гребец снова затянул песню, и снова другой подпевал. Они улыбались, хоть и были мокры до нитки. Быстро темнело, и вскоре на воде засверкала лунная дорожка. Лодка попала в полосу быстрого течения, и гребец бросил вёсла. Река сама несла лодку, немного разворачивая то в одну, то в другую сторону. Стало совсем темно. Влюблённые уже не пели. Они целовались, сплетясь в объятии, а река уносила лодку всё дальше по лунной дорожке…

Июль

Абсолютное счастье разделённой любви.
В каждом взгляде – радость, в каждом движении – энергия. Долгие погожие дни, озарённые ярким светом. Так хорошо работается, когда любишь и любим!

Август

Безоблачное счастье омрачила первая ссора.
Любимый стал нервен, раздражителен, вспыхивал по малейшему поводу. посыпались взаимные упрёки, переходя в крики, битьё посуды и хлопанье дверьми. Потом, конечно,   слёзы, раскаянье, мольбы и признания в любви. И снова обиды на пустом месте, претензии, злость… Он старался быть спокойным, но всё же срывался и кричал в ответ, и не мог понять, зачем? Что происходит? Почему это всё? Обидно и горько было ему, и становилось ясно, что дальше так жить невыносимо.

Сентябрь

Он уехал, благо старые друзья как раз пригласили в своё имение поохотиться. Уехал сам, любимый остался в городе. Впервые за несколько месяцев они надолго расставались, но это было необходимо; оба чувствовали, что им нужно побыть врозь. Охота увлекла его, а радость от общения с друзьями заслонила мрачные мысли. День за днём накопившаяся обида исчезала, и возвращалось прежнее спокойно-радостное состояние.

Октябрь

Он вернулся в город в приподнятом настроении, посвежевший и отдохнувший, но квартира была пуста. Любимый уехал. Написал странное, путаное письмо, в котором упоминалась какая-то девушка…Единственное, что было из него ясно – окончательный разрыв. Почему он так поступил??
А тут ещё погода испортилась, осень окончательно вступила в свои права и на неделю зарядили мелкие холодные дожди. Он сидел дома, смотрел в туман за окном и думал невесёлые думы о всегда недолгом счастье и всегда печальном конце. Видно, такова уж судьба…

Декабрь

И снова весёлый, шумный бал. Пары кружатся в вальсе, и он кружится вместе со всеми. Он захвачен общим праздничным настроением и живёт настоящим моментом, не вспоминая о прошлом. Как вдруг сквозь толпу танцующих замечает одинокую фигуру у входа в залу – это он! Тот, кто его долго мучил пустыми упрёками и потом бросил, так ничего и не объяснив; тот, кого он не видел с самого сентября! Его сердце пронзила резкая обида, смешанная со злостью и отголоском боли, что донимала его весь октябрь…
Он машинально продолжал танцевать, но на душе было очень неспокойно. В перерыве он старался найти его, но никак не мог, а когда они наконец встретились, тот прошёл мимо, едва взглянув и равнодушно кивнул, как дальнему знакомому. И тут внезапно все негативные чувства как волной смыло. Снова заиграла весёлая музыка, и от его смятения не осталось и следа. Что было, то прошло, а сейчас нужно хорошенько повеселиться, всё-таки Новый год на носу. И он танцевал, весь охваченный праздничным ликованием, и остановился только тогда, когда грянул первый удар полуночи. Все вокруг расхватывали бокалы, смеялись, и, считая удары, загадывали желания. Вдруг во дворе взорвался фейерверк. Все бросились к окнам. разноцветные ракеты одна за другой взмывали высоко в небо и рассыпались на сотни искр. С последним ударом часов погасли последние искры, воцарилась короткая тишина, и он с облегчением подумал: “Вот и наступил Новый год, а всё плохое, что было, осталось в прошлом!” и с лёгким сердцем обернулся к празднующим.