Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Искусство » Стрит-арт – Искусство для тех, кто ищет свой город!


Стрит-арт – Искусство для тех, кто ищет свой город!

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

До и После в уличном искусстве)
http://s8.uploads.ru/t/pld87.jpg
http://sh.uploads.ru/t/5onrD.jpg
http://sd.uploads.ru/t/2SGKD.jpg
http://s8.uploads.ru/t/FzbSn.jpg
http://s5.uploads.ru/t/fIJrD.jpg
http://s9.uploads.ru/t/Pw0Fu.jpg
http://s5.uploads.ru/t/D7eJr.jpg
http://s9.uploads.ru/t/qICZU.jpg
http://s7.uploads.ru/t/ULbex.jpg
http://sg.uploads.ru/t/lih9z.jpg
http://s3.uploads.ru/t/ObYKu.jpg
http://s5.uploads.ru/t/uJq9E.jpg
http://s8.uploads.ru/t/f1DZa.jpg
http://s7.uploads.ru/t/m2Lfi.jpg
http://s7.uploads.ru/t/GRJu0.jpg
http://s7.uploads.ru/t/IzwrB.jpg
http://s3.uploads.ru/t/7eBR2.jpg
http://s7.uploads.ru/t/3My9w.jpg
http://s9.uploads.ru/t/d8R3C.jpg
http://sd.uploads.ru/t/2MkHw.jpg
Стрит-арт: вандализм или искусство? - Решать вам)
http://s9.uploads.ru/t/1keMQ.jpg

Отредактировано Sinichulok (10.08.18 02:05:07)

+1

62

Трафаретное граффити

Отец трафаретного граффити  - Blek le Rat
Пионер парижского стрит-арта и основоположник трафаретного граффити, Блек ле Рат вот уже тридцать лет рисует на улице, оставаясь при этом в тени своих более успешных и раскрученных последователей.

http://s5.uploads.ru/t/AOVck.jpg
Начало творческого пути
Блек ле Рат (Blek le Rat), настоящее имя Ксавье Проу (Xavier Prou), родился в Париже в 1952-м году. Его отец был архитектором, а мать — дочерью французского консула в Таиланде. Псевдоним художника происходит от названия детского мультфильма Blek le Roc, в котором он заменил последнее слово на анаграмму слова art – rat. Кроме того, первыми уличными рисунками Ксавье были изображения крыс, которых художник называет «единственными свободными животными в городе» и которые «распространены по всему миру так же, как и стрит-арт».

Все началось с поездки Ксавье в Нью-Йорк в 1971-м году. Там он впервые увидел «дикий стиль» (wildstyle graffiti). «Рисунки были везде, — вспоминает художник. — В метро и вокруг баскетбольных площадок. Мне запомнились надписи маркером, разбросанные по всему городу и украшенные изображением короны сверху, а также огромные буквы, сложные и со множеством цветов. Мне стало интересно, что это, и я спрашивал своих знакомых: «Что все это значит? Почему люди это делают?» Но никто не смог дать мне вразумительного ответа, кроме того, что это делают без какой-либо цели и смысла».

http://s7.uploads.ru/t/7Gu3s.jpghttp://s9.uploads.ru/t/uJsPy.jpg
«Я десять лет вынашивал информацию, полученную в Нью-Йорке: нужно было дать идеям созреть, чтобы в итоге начать делать что-то свое.»
В Париже в то время не было ничего подобного. В 1968-м году, во время студенческих волнений, на улицах появились политические лозунги, а также постеры учеников Школы искусств (École des Beaux-Arts), но сколько-нибудь заметного движения уличных активистов на тот момент в столице Франции не было. Сам Блек, кстати, тоже является выпускником этой школы, где изучал архитектуру и изобразительные искусства: литографию, шелкографию и искусство гравюры, что в немалой степени повлияло на его творчество и восприятие общественных пространств.
http://s3.uploads.ru/t/nFqX1.jpghttp://s7.uploads.ru/t/BIaNR.jpg
Раннее американское граффити навело художника на мысль создать стиль рисунка, наиболее подходящий архитектуре и атмосфере Парижа, который также органично дополнял бы город, как это делало граффити в Нью-Йорке. Кроме того, большое влияние на творчество Ксавье произвели английский художник и фотограф Дэвид Хокни (David Hockney) и нью-йоркский художник Ричард Хамблетон (Richard Hambleton).
Девид Хокни
http://s5.uploads.ru/t/8oPsA.jpghttp://s5.uploads.ru/t/IXkcd.jpg
Ричард Хамблетон
http://sg.uploads.ru/t/7ZX4k.jpghttp://sg.uploads.ru/t/RwMof.jpghttp://s8.uploads.ru/t/7cUhP.jpg
Блека считают одним из первых уличных художников, начавших использовать трафарет: с его помощью он создавал не только надписи, но и рисунки, в том числе людей в натуральную величину. Свой путь в мир уличного искусства Ксавье начал, как и большинство других художников: «Однажды мы с другом увидели, как подростки пишут свои имена за супермаркетом, и решили тоже раздобыть себе краски. Мы подхватили этот вирус. Нам хотелось создавать что-то новое и модернистское. Первый рисунок мы сделали в октябре 1981-го года на одном из заброшенных зданий. Мы хотели воспроизвести то, что видели в Америке, но у нас ничего не вышло. Поэтому я предложил своему товарищу использовать трафареты, о которых знал из курса шелкографии. Техника была найдена, краска у нас была — оставалось только действовать. В Париже было много свободных стен, а граффити было еще совсем не распространено, поэтому, когда нас останавливали копы и спрашивали, что мы делаем и есть ли у этого политический подтекст, мы говорили: «Нет, это искусство», и нас отпускали».
Ранние работы Блек ле Рат

http://sg.uploads.ru/t/pfEbX.jpghttp://s7.uploads.ru/t/8xDQS.jpg
В начале Ксавье работал в дуэте со своим другом по имени Жерар Дюма (Gérard Dumas). «Блек ле Рат» был их общим псевдонимом, но уже в конце зимы 1982-го года Жерар покинул дуэт, и Ксавье продолжил рисовать в одиночку. В одном из интервью француз признался, что он решил использовать трафареты не только потому, что это быстро и удобно, но и потому, что ему не хватало навыков и опыта для создания рисунков от руки. Трафареты делать проще — меньше шанс испортить рисунок.
«Мне нравится рукотворность моих трафаретов, как в подготовке, так и в окончательном изображении.»
Интересно, что Ксавье начинал делать трафареты во времена, когда почти не было компьютеров и тем более не существовало графических редакторов, поэтому он делал все вручную. Он работает так до сих пор, потому что фотографии, которые его вдохновляют на создание трафаретов, чаще всего оказываются очень плохого качества, и обрабатывать их в графических редакторах — бессмысленно. «Мне нравится рукотворность моих трафаретов, как в подготовке, так и в окончательном изображении», — говорит Блек.
Процесс создания трафарета

http://sg.uploads.ru/t/WXqdT.jpghttp://sg.uploads.ru/t/7PBMx.jpg
После того, как Ксавье уже достаточно хорошо овладел техникой, в марте 1983-го года он решил сделать трафарет человека в натуральную величину. Во французской газете Libération он нашел фотографию старика в кепке. Снимок так понравился художнику, что он сделал трафареты с этим персонажем в десяти французских городах. «Люди называли его Шарло (французское произношение имени Чарли Чаплина) или просто «старик», и неожиданно он стал известным. А как его любят фотографы! Я часто натыкаюсь на фото моего старика в газетах рядом со статьями, которые не имеют ничего общего с граффити. И так как рисунок оказался удачным, я продолжил и до сих пор делаю много трафаретов в натуральную величину», — говорит француз.

Позже, в 1991-м году, во время создания одной из работ у Блека ле Рата  произошел конфликт с полицией, и с тех пор он начал в основном использовать заранее созданные с помощью трафаретов постеры, потому что «это быстрее и меньше вероятность, что тебя поймают с поличным».
http://sd.uploads.ru/t/gIUOB.jpg
Работа в Берлине на знаменитом пропускном пункте «Чарли», где проходила граница Западной и Восточной Германии. Фото: © Блек ле Рат
http://s3.uploads.ru/TWlw9.jpg
Отношения с полицией
Летом 1984-го года в Париже начали появляться другие трафаретчики, такие как Мари Руфе (Marie Rouffet) и Сёрфас Актив (Surface Active), а граффити продолжало набирать популярность. Полицейские стали обращать внимания на уличных вандалов, действия властей становились все жестче и агрессивнее, и в том же году Ксавье впервые  арестовали во время создания работы в одном из районов Парижа. Для художника это был интересный опыт: «Первое содержание под стражей, первый допрос следователя, который, будучи фанатом комиксов, решил не давать делу хода и отпустил меня. В другой раз мне снова повезло: судья, глядя на рисунок, послуживший поводом для моего ареста, сказал: “Я не могу осудить его — это слишком красиво”».

http://s5.uploads.ru/t/HvYL4.jpghttp://s5.uploads.ru/t/JEiCe.jpghttp://sg.uploads.ru/t/4POsq.jpg
«Это забавно, но сегодня, даже когда я делаю рисунок легально, мне все равно немного страшно.»
Ксавье в одном из интервью признается, что, несмотря на то, что рисует на улице уже тридцать лет, он всегда был параноиком и предпочитал лишний раз перестраховаться, чем рисковать нарваться на полицию. «Это забавно, но сегодня, даже когда я делаю рисунок легально, мне все равно немного страшно. Начиная с конца 1984-го года страх быть арестованным никогда не покидал меня. В свое время я начал изучать работу полиции, научился предвидеть их рейды, узнал расписание их патрулей и выходных и постарался подстраиваться. Я научилась быстро прятать краску и прочее под машины, брал с собой кого-нибудь, кто бы стоял на шухере, научил друзей правильно следить за тем, что происходит вокруг. Я был вынужден это делать, потому что работать на улице становилось все сложнее. Было не очень весело, но желание выразить себя и рисовать было настолько сильным, что я продолжал играть в «кошки-мышки» с полицией. Нет ничего более захватывающего, чем рисовать с замерзшими руками в середине зимней ночи под звуки тяжело бьющегося от страха сердца. Но я никогда не получал удовольствия от этого риска», — рассказывает француз.
Стена или холст?

Работы Ксавье
http://sg.uploads.ru/t/CDtnl.jpghttp://s9.uploads.ru/t/e3G5E.jpg
«Трафареты, как и все уличное искусство, не живут долго. Это очень эфемерное явление. Однако выход есть — рисовать на холстах.»
«По ночам я — один в городе, и город принадлежит мне. После каждой ночи, проведенной за рисованием, я снова и снова проходил мимо своих стен. Иногда я стоял возле них по несколько часов, просто глядя на трафарет и на реакцию прохожих. Даже мимолетный взгляд на мою картину наполнял меня радостью. Я должен был делать больше и больше, потому что трафареты, как и все уличное искусство, не живут долго. Это очень эфемерное явление. Однако выход есть — рисовать на холстах. В начале своей творческой карьеры я этого не делал и даже не фотографировал свои уличные работы. Это — печально, потому что довольно большая часть моей жизни была потеряна». Сейчас Ксавье создает работы как на улице, бесплатно и нелегально, так и на холстах, которые затем продает.

Холст
http://s7.uploads.ru/t/LdnHX.jpghttp://s8.uploads.ru/t/skAyM.jpg
Галерейное признание пришло к Ксавье довольно поздно: его первая выставка прошла в Leonard Street Gallery в Лондоне в 2006-м году, затем — в Subliminal Projects Gallery в Лос-Анджелесе в 2008-м году, персональная выставка в Metro Gallery в Мельбурне в 2009-м и экспозиция в Opera Gallery в Лондоне  в 2012-м.
Ниже фото Лондонской выставки Ксавье (2012 г.)

http://sd.uploads.ru/t/DwoUN.jpghttp://s5.uploads.ru/t/sCovT.jpghttp://sh.uploads.ru/t/ZIw8l.jpg
http://s7.uploads.ru/t/kRYPX.jpghttp://sh.uploads.ru/t/IzwtR.jpghttp://sh.uploads.ru/t/koNWf.jpg
http://s3.uploads.ru/t/LW6Fx.jpg
Самые известные проекты
В 1992-м году Блек решил использовать плакаты, с заранее нанесенными на них трафаретными рисунками, для своего нового проекта, посвященного Фавну – божеству римской мифологии. Ксавье объясняет идею этого проекта так: «Я хотел взять статую Фавна из Лувра и разместить ее на улицах Парижа, а потом вернуть ее обратно в исторический контекст, наклеив несколько плакатов на развалинах в Северном Марокко, которым уже две тысячи лет». Этот персонаж — наполовину человек, наполовину козел — стал самым часто воспроизводимым героем художника.

http://s5.uploads.ru/t/xqOn3.jpghttp://sg.uploads.ru/t/GZrLw.jpg
Одной из наиболее известных и успешных кампаний, которую провел Блек, является серия постеров с изображением Флоранс Обенас (Florence Aubenas), журналистки, которую террористы похитили в Ираке в 2005-м году. Ксавье разместил ее портреты вокруг офисов газеты Libération, в которой работала Флоранс, а также в людных местах по всему Парижу. Этот проект вызвал сильную эмоциональную реакцию со стороны граждан и большое количество положительных отзывов в прессе. В течение четырех месяцев, пока Флоранс находилась в плену, Ксавье приглашали на телевидение, радио, в газеты, на встречи с политиками, чтобы обсудить этот проект и его цель и, в конечном счете, чтобы больше людей узнали о случившемся.
http://sd.uploads.ru/t/NfKBI.jpghttp://sh.uploads.ru/t/5fq1S.jpg
Еще один известный серийный проект Блека ле Рата —  рисунки бездомных на улицах разных городов мира. В 2005-м году француз начал изображать бездомных людей, которые стояли, сидели или лежали на тротуарах, в попытках привлечь внимание к этой глобальной проблеме. При этом художник обнаружил странную связь между бездомными и стрит-артом: «Когда вы рисуете в общественных местах, где находятся эти люди, вы как будто украшаете стены их дома. Я думаю, что создание подобных изображений и воспроизведение их по всему миру привлекает внимание людей и призывает их говорить на эту тему».
http://sg.uploads.ru/t/2WgC7.jpghttp://s8.uploads.ru/t/GvCm9.jpg
Последователи и влияние на стрит-арт
Блек ле Рат оказал большое влияние на сегодняшний стрит-арт и на многих современных уличных художников. Без него уличное искусство, возможно, никогда бы не достигло такой популярности в русле массовой культуры. Новаторство и смелость Ксавье проложили путь таким людям, как Спейс Инвейдер (Space Invader), Шепард Фейри, придуманным персонажам, как мистер Брейнвош (Mr. Brainwash) и многим другим. Без преувеличения можно сказать, что Блек изменили ход истории уличного искусства, привнеся в него трафаретную и плакатную графику.

http://s8.uploads.ru/t/uYsvq.jpghttp://sh.uploads.ru/t/ZbvCd.jpg
Работа Бэнкси
http://s5.uploads.ru/t/IBK6r.jpg
Бэнкси: «Каждый раз, когда я думаю, что я нарисовал что-то хоть немного оригинальное, я узнаю, что Блек ле Рат уже сделал то же самое, только на двадцать лет раньше».
Отдельная тема — отношения француза со знаменитым британским коллегой. Бэнкси так говорит о влиянии Ксавье на свое творчество: «Каждый раз, когда я думаю, что я нарисовал что-то хоть немного оригинальное, я узнаю, что Блек ле Рат уже сделал то же самое, только на двадцать лет раньше».
Француз же отзывается о Бэнкси противоречиво и с долей иронии: «Я никогда не встречался с ним, но я вижу через его работы, что он человек умный. То, что он делает в Лондоне, похоже на рок-движение 1960-х, только в стрит-арте. Он очень хорош, но он не самый лучший. Я думаю, что Мистер Брейнвош или Шепард Фейри лучше, чем он. Когда я вижу, что Бэнкси нарисовал мужчину с ребенком или крыс, я, конечно, сразу понимаю, откуда он взял идею, и злюсь. Художник должен использовать собственные методы. Трудно найти технику и стиль в искусстве, поэтому если у вас есть стиль, и вы видите, что кто-то другой берет его и повторяет, вам это не нравится».

Мнение о других современных художниках у Ксавье тоже неоднозначное. Ему нравится то, что делают Свун (Swoon), Роа (Roa), Мистер Брейнвош. Однако при этом он считает неправильной тенденцию создавать огромные рисунки, во много раз превосходящие по размерам человека. Он считает, что художники, рисующие исключительно на фасадах, используют городское пространство, чтобы удовлетворить свою манию величия, и не заботятся о работе самого искусства в общественном пространстве. Ксавье уверен, что искусство должно быть соразмерно человеку и находиться на уровне глаз прохожих, а не закрывать собой целые здания.
Мистер Брейнвош
http://sh.uploads.ru/t/0BUOu.jpg
Свун
http://sg.uploads.ru/t/FbxCj.jpg
Роа
http://s3.uploads.ru/t/hMWQu.jpg
Об искусстве, уличном и классическом
http://s9.uploads.ru/t/La5WI.jpg
«Стрит-арт — это движение всей моей жизни, и я никогда не буду слишком старым, чтобы следовать за своей страстью».

Ксавье высоко ценит значимость и роль уличного искусства в современном мире: «Граффити говорит с обществом, и язык этого разговора может быть разным: это могут быть слова любви, слова ненависти, жизни или смерти. Это — прекрасный и тонкий вид терапии, попытка заполнить пустоту этого страшного мира искусством. Кроме того, городское искусство — крупнейшее художественное движение ХХ века. Нет места в мире, куда бы ни проник стрит-арт. Но власти не сочувствует нашему делу и объявили войну граффити. Молодые художники постоянно находятся под угрозой ареста и штрафов. Как будто граффити опаснее наркотиков и грабежей. Но все это не останавливает художников: огромное желание рисовать и выражать себя заставляет людей снова и снова выходить на улицы».
http://sh.uploads.ru/t/iynwc.jpg
«Концептуальное искусство предназначено для тех, кто разбирается в философии и истории искусства, поэтому оно всегда будет эксклюзивным».
Во многих интервью Блэк достаточно критично отзывается об институтах традиционного искусства, а также о современном капиталистическом обществе. Он считает, что такие учреждения, как музеи, проецируют на посетителей «поддельную» реальность и неправильные ценности. Делают они это, по мнению художника, для того, чтобы замаскировать капиталистическую деградацию человеческой жизни. Блэк говорит, что не может примириться с  культурной пустотой развитого капиталистического общества, и это нашло отражение во многих его работах, использующих образы классических произведений искусства, которые он стремился вернуть в их изначальный контекст.

http://s5.uploads.ru/t/arEMg.jpghttp://sh.uploads.ru/t/1Q09W.jpghttp://s5.uploads.ru/t/YOCVb.jpg
«Это печально, но все имеет цену. В начале у меня была такая идея: я хотел быть вне системы, чтобы обмануть рынок искусства. Но, на самом деле, это невозможно.»
Сам Ксавье никогда не работал ради денег. Он признается, что понял, что создает произведения искусства, которые можно продать, только тогда, когда ему начали предлагать за них деньги. Все изменилось в тот день, когда его холст ушел с молотка на аукционе Christie за 40.000 долларов: «Это печально, но все имеет цену. В начале у меня была такая идея: я хотел быть вне системы, чтобы обмануть рынок искусства. Но, на самом деле, это невозможно. Вы никогда не сможете покинуть систему, вы не можете быть вне ее, если вы хотите жить. В шестьдесят лет я уже не пытаюсь никого обманывать, в том числе и себя. Я не революционер и не собираюсь менять мир. Тем не менее, я все еще продолжаю рисовать бесплатно на улицах. Я хочу дать доступ к картинам людям, которые привыкли видеть искусство только в музеях. Я даю людям искусство на улицах. Это подарок, который я могу дать миру».

http://s3.uploads.ru/t/moCuQ.jpg
Сейчас Блек ездит по миру и рисует на улицах, периодически выставляясь в галерейном пространстве, и, похоже, вполне доволен такой жизнью. «Я всегда хотел быть знаменитым и признанным, как рок-звезда. Почти всю свою жизнь я провел за рисованием на улицах разных городов. Я действительно хочу оставить частичку себя в каждом городе, в каждом рисунке, который я нарисовал. Я чувствую связь с каждой своей работой, примеряю на себя роль каждой из них. На самом деле, уличное искусство — это отличный способ стать знаменитым».

Ну и напоследок немножко о том, как создать трафарет в домашних условиях)
Стенсилы чаще всего бывают одноцветными, потому что у вдохновляемого скорым появлением блюстителей порядка, уличного художника просто времени нет менять баллончики с краской.
Для каждого цвета выполняется отдельный трафарет. Делать трафареты можно из чего угодно.
Обычно макет делается на компе в фотошопе (ну либо в любом другом графическом редакторе).
Распечатали,  если из нескольких листов то склеили, потом "заламинировали" несколькими слоями скотча для плотности -  далее вырезали.
Всё ,трафарет готов.
Если вы хорошо рисуете,  то можно просто нарисовать на бумаге, потом через копировальную бумагу (есть ещё такая поверьте) перенести контур на линолеум либо на плотный картон, но картон менее прочный и не транспортабельный.

Ну что, пора нести искусство в массы. Делать это лучше всего ночью)). Часика в три или в полчетвёртого утра)).
Потому что как раз в это время город спит. Да и бабушки возле подъездов тоже не способствуют донесению обществу того, что вы хотели донести. Память у них тоже очень хорошая, особенно на лица.
Краску наносим аккуратно чтобы не текла. Лучше всего с собой взять перчатки. Иначе руки потом замучаетесь отмывать. Тем более что краска под вашими ногтями это лишнее доказательство вашей причастности к художественному хулиганству.))

После того как вы выполнили свою миссию, нужно как можно скорее избавиться от доказательств причастности к этой миссии. Испачканную одежду, баллоны, перчатки лучше всего выбрасывать в мусорные баки в разных районах города, предварительно стерев с них свои четкие отпечатки пальцев. Использованные трафареты и тряпки вообще лучше сжечь.)) При себе иметь загранник, чтобы после совершения диверсии, в срочном порядке умотать в дали запредельные
В любом случае смотреть по сторонам нужно обязательно. Спалились -  бегите. Поймали выкупайтесь на месте. А то еще больший потом штраф заплатите. Или вообще сядете в тюрьму после того как на вас повесят все аполитичные лозунги, стакан травы и пару нераскрытых убийств.
А если серьезно то все ваши будущие миссии по донесению правды до масс народа будут квалифицироваться законом как умышленная порча имущества(167-я статья), хулиганство(213-я статья), или как вандализм(214-я статья УКРФ). Вообщем как повезет. От штрафа до срока тюремного.
Но разве можно мыслить серьёзно, если душа просит высказаться, поэтому ДЕРЗАЙТЕ))
http://sh.uploads.ru/t/X9ErA.jpghttp://s7.uploads.ru/t/wuLHc.jpg

0

63

Нашла в сети, захотелось поделиться (прилеплю картинку, чтобы не выбиваться из темы)

— Вы — кузнец?

Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.

— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

— Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.

— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

— А потом?

— А потом наточить, если это возможно.

Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

— Да вроде нормально.

— Нет тошноты, головокружения, болей?

— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.

— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.

— Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

***

Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

— Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

— Что вы сказали? — тихо произнесла она.

— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…

— Оружие? Вы сказали оружие?

— Может я не так выразился, просто…

Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

— Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.

— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?

— Н-не знаю…

— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.

— Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

— Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?

— Но… А как же?…

— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

— Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.

— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

— Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

Глаза Смерти заблестели.

— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

— Можно один вопрос? — послышалось сзади.

— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

— Да.

— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.
http://sd.uploads.ru/fEv1N.jpg

+3

64

Сила искусства))
http://s3.uploads.ru/8OhKP.jpg

+1

65

http://sg.uploads.ru/Atl3h.jpg

+1

66

http://s9.uploads.ru/UPo9V.jpg
http://s3.uploads.ru/fC0xU.jpg
http://sd.uploads.ru/pmwtz.jpg
http://sh.uploads.ru/Euvy3.jpg
http://s5.uploads.ru/rCTfx.jpg

+3

67

Радость
не поняла, а как у нее нога на второй картинке свисает? Офис тоже нарисованный ?

+1

68

Французский уличный художник Жульен Малланд (Julien Malland), известный как Сет Художник Земли (Seth Globepainter), создаёт красочные стрит-арт рисунки в разных уголках планеты.

Его гигантские уличные рисунки чаще всего изображают детей и наполнены яркими красками. Малланд часто сотрудничает с местными художниками, поэтому его работы нередко несут в себе определённый контекст.

Уроженец Парижа, Жульен Малланд занимается стрит-артом с 1990-ых годов. О своём искусстве и путешествиях художник издал уже две книги. Последняя из них называется "Extramuros". В ней описываются 3 года его творчества во время путешествия по Индии, Мексике, Китаю, Индонезии и Вьетнаму.
Жульен часто наносит свои изображения на самых унылых строениях, тем самым наполняя их новыми красками и давая им новую жизнь.

http://s5.uploads.ru/t/obv8R.jpg

http://s9.uploads.ru/t/v86TE.jpg
http://s8.uploads.ru/t/uRaZi.jpg
http://s7.uploads.ru/t/zb0Y3.jpg
http://s7.uploads.ru/t/W2uQi.jpg
http://sh.uploads.ru/t/2aHTS.jpg
http://s7.uploads.ru/t/6AKJM.jpg
http://s7.uploads.ru/t/LQBqr.jpg
http://s7.uploads.ru/t/ZAKeD.jpg

http://s7.uploads.ru/t/MC8ZH.jpg
http://s7.uploads.ru/t/YrRkV.jpg
http://sd.uploads.ru/t/i5xX7.jpg
http://sh.uploads.ru/t/nqGIf.jpg
http://s8.uploads.ru/t/CLuf2.jpg
http://sh.uploads.ru/t/4sORG.jpg
http://s7.uploads.ru/t/Ysr9S.jpg
http://s7.uploads.ru/t/yxOgl.jpg
http://s8.uploads.ru/t/IL18r.jpg
http://s7.uploads.ru/t/n8CKu.jpg

+2

69

На мой взгляд замечательная статья (нашла в сети).
Путеводитель по уличному искусству города Минска для детей)

Благодаря стрит-арту Минск стал немного ярче – пора показывать искусство детям. KYKY составил маршрут по стрит-арту, а преподаватель "детских творческих мастерских Галереи Ў" София Садовская и художник Базыль рассказали, что нужно говорить ребенку.
Начинаем экскурсию. Мальчик на улице Брилевской, 24
http://s5.uploads.ru/t/qYLRM.jpg
Этот стрит-арт похож на книжную иллюстрацию: здесь есть классная история и много деталей. Такие вещи дети считывают с удовольствием. Можно спросить: почему мальчик такой большой? Он хочет подружиться с маленьким человечком, который живет в квартире? Это супер-материал, чтобы сочинить свою сказку – скорее всего, ребенок придумает свою историю. Можно даже попросить его написать дома рассказ: что с мальчиком и человечком случилось потом? Есть ещё такое хорошее задание: сфотографировать левую половину дома, и предложить ребенку представить дом в четыре раза шире – что он дорисует?
В прогулке важно не перебрать, чтобы ребенок не заскучал и возненавидел этот ваш стрит-арт. София Садовская советует для начала сходить посмотреть одну работу, а потом порисовать на эту тему.
А дальше можно разбить эту прогулку на несколько частей. Лучше вообще не говорить ребенку, что вы собираетесь показывать ему минский стрит-арт, а просто гулять по городу и говорить: «Поверни голову направо!» Базыль соглашается: «Стрит-арт познается как приключение. Когда специально идешь смотреть, теряется эффект неожиданности».
А дальше можно разбить эту прогулку на несколько частей. Лучше вообще не говорить ребенку, что вы собираетесь показывать ему минский стрит-арт, а просто гулять по городу и говорить: «Поверни голову направо!» Базыль соглашается: «Стрит-арт познается как приключение. Когда специально идешь смотреть, теряется эффект неожиданности».
«Человек без лица» на улице Воронянского 13/1
http://s7.uploads.ru/t/IsFWJ.jpg
Базыль уверен, что ребенок не увидит негатива в рисунке, в отличие от взрослого, для которого свеча – это ритуал, похороны, скорбь. Может, он увидит в этот совершенно другой смысл. Ребенок может сказать: «Это же Дарт Вейдер из Звездных войн!» Нужно первым делом спросить: «Тебе нравится? Что ты чувствуешь? Как ты думаешь, о чем это?» Можно играть: вы говорите свое видение, а ребенок – свое. София считает, что стоит рассказать ребенку о конфликте, который возник вокруг этой работы: «Можно поговорить, каким рисунок должен быть, должны ли стрит-артисты учитывать мнение других. Или всё-таки не должны?»
Девушка в вышиванке на улице Рабкоровской, 15
http://sg.uploads.ru/t/S7voN.jpg
Можно поговорить о национальных символах, как они используются, поделиться своими мыслями – допустим, что это образ Беларуси. «Для малыша до пяти лет такое реалистичное изображение будет «ни о чем». Им всегда интереснее абстрактное современное искусство, – рассказывает София. – Там используются яркие цвета, объемные фигуры – более понятные для ребенка вещи». Разве что у подростка могут возникнуть вопросы: почему девушка, почему в вышиванке, что это может значить (хотя Базыль это мнение не разделяет). Если вы видите скрытые смыслы в работе, реакция ребенка может оздоровить мозг. Двухлетняя дочка Софии, Ева, про стрит-арт говорит просто: «Это тётя».
Девочка и кукла на улице Фабричной, 22
http://sh.uploads.ru/t/goExt.jpg
С детьми нужно разговаривать и про грустные истории – не обязательно показывать только яркие и радостные картинки. Тему смерти тоже нужно объяснять ребенку. Дети как раз этого не боятся – боятся только взрослые. Можно спросить, почему девочка такая грустная, что случилось с птичкой? Может, она потом оживает – пусть ребенок придумает историю или нарисует, как это произошло, и девочка стала веселой, вокруг неё летает птичка. С рисунком слева та же история. Наталкивайте ребенка вопросами на ассоциации и слушайте, что он сам спросит. Может, художник нарисовал свою любимую куклу из детства? С детьми постарше можно поговорить, что искусство – это копирование реальности или рефлексия. Зачем мы рисуем: чтобы справиться со своими переживаниями, что-то рассказать? Узнайте у ребенка, что эта работа рассказывает ему лично.
Человек и хлам на улице Фабричной, 22
http://s5.uploads.ru/t/nIkF5.jpg
Историю может рассказать сам ребенок. Вопроса «что здесь происходит?» достаточно, чтобы он начал фантазировать. Также это отличный повод поговорить об экологии и начать разделять мусор. Чтобы закрепить материал, попробуйте отнести ненужные вещи и игрушки в благотворительный магазин.
Граф Чапский на улице Октябрьской
http://sd.uploads.ru/t/V8fwl.jpg
Если вы не знаете, кто такой граф Чапский и что он сделал для Минска, предложите ребенку дома вместе погуглить. Нужно показывать своим примером, что вы ищете ответы на вопросы – это важно как образовательный процесс. Базыль предлагает превратить поиск информации в игру, поспрашивать у прохожих, что они знают. «Так можно пройти целый квест, провести интерактив и найти много информации». Можете обратить внимание ребенка, что в здании много окон – и как вставить туда граффити? Хорошая идея посмотреть видео, как стрит-артист расписывал стену.
Белорусский и бразильский стрит-арт на Октябрьской
http://s7.uploads.ru/t/PRS85.jpg
Спросите у ребенка, какой рисунок ему больше нравится и почему. Если скажет, что бразильское – может, потому что оно красочнее и интереснее? На что это похоже? Может, художнику приснился такой сон? Ребенок постарше может сказать, что ему больше нравится белорусское, потому что он узнает символы своей страны. Можно спросить, кто этот дед, что это за музыкальный инструмент? Может, ребенка заинтересуют окна в деревьях – предсказать ход мыслей ребенка очень трудно. Почему у деревьев окна внутри? Кто там живет? С другой стороны, ребенку может быть интересен масштаб рисунка, как это рисуется. Посмотрите видео, как художник рисовал эту работу или как создавался другой стрит-арт.
Желтый человек на улице Энгельса, 34а
http://s9.uploads.ru/t/U6DAJ.jpg
Такая веселая и яркая работа точно понравится детям. Поболтайте с ребенком. Спросите: кто это? Это человек-дом или он встроился в это здание? Он сидит на корточках? А если он встанет, дом сразу станет не трёхэтажным, а пятиэтажным? Если ребенку будет очень интересно и понравится этот стрит-арт, посмотрите дома, кто его нарисовал, и какие работы есть у этого художника ещё.
Коты на улице Захарова (смотрим на кота в шарфе)
http://s8.uploads.ru/t/Xfbqd.jpg
Это милая работа, где нет никакой социальной или протестной подоплеки, она не задает вопросов. Это яркое пятно, которое украшает унылый двор. Пятилетний ребенок об этом не спросит, но можно подискутировать на такую тему с подростком. А с малышом просто поболтайте, пофантазируйте. Почему котик в шарфе? Может, у него болит горлышко? Давай пойдём в аптеку и купим ему лекарства. Поговорите о настроении, которое создает эта работа у ребенка.
Женщина на улице Калинина, 1
http://sd.uploads.ru/t/KITAQ.jpg
В эту работу можно долго углубляться: у женщины, по сути, маска на лице. Двухлетняя дочка Софии говорит, что это Джоконда. София объясняет, почему: «Иконография та же. Присмотритесь, как женщина нарисована: пейзаж сзади, поясной портрет – на самом деле, это Мона Лиза». Дома можно показать настоящую Джаконду и объяснить, что стрит-артист не из воздуха придумал свою работу, а трансформировал известную картину под свой стиль. Может быть, это история про современную Джаконду.
Сова на улице Калинина, 1
http://sg.uploads.ru/t/CoNwe.jpg
Здорово затронуть с ребенком тему экологии и лесов, зоологию. Иногда можно на самой работе долго не задерживаться, но углубиться в тему, которую затрагивает рисунок. Скорее всего, ребенку больше всего понравится птица. И если ему будет интересно, можно потом сходить на birdwatching, поехать в Лошицкий парк и послушать, как гукают совы. Никогда не знаешь, на что тебя выведет разговор с ребенком. Лента, вероятно, акцентирует, что все происходит в Беларуси.
Как и с какого возраста разговаривать о стрит-арте с ребенком
Для начала нужно разграничить понятия граффити и стрит-арта (хотя бы для себя). Граффити – это только шрифты и теггинг. К стрит-арту относятся рисунки, наклейки, трафареты, инсталляции. Ребенок воспринимает стрит-арт и граффити с раннего возраста – для него это яркие пятна в городе. А вот уже о смыслах, культуре или истории стрит-арта можно разговаривать с пяти-шести лет. Стоит объяснить ребенку, что стрит-арт не всегда легален. Изначально это протестная культура, хоть последние пять лет считается современным искусством и порой даже становится коммерческим. Об этой границе можно разговаривать с семи лет. Так и говорите ребенку: есть одобренный стрит-арт, а есть запрещенный, хотя он тоже красивый. «Дети ведь любят рисовать – ребенок должен понимать, может ли он выйти с друзьями и нарисовать что захочется и где угодно», – поясняет художник Базыль.
«Нужно спросить у ребенка: почему эти наклейки срывают? Почему здесь появился рисунок, но его закрасили? Что это значит?» – дополняет София Садовская.
В то же время эксперты рассуждают: можно ли одобренные Мингорисполкомом работы называть стрит-артом? Наконец, есть ещё один аспект, который надо объяснить. Надпись «здесь был Петя» – это явно не стрит-арт. Почему? У искусства, даже уличного, есть концепт, посыл. Об этом можно сказать, начиная лет с шести.
http://sd.uploads.ru/t/NztSC.jpg
Как нужно говорить с ребенком о стрит-арте
Мы сами часто не знаем имени художника, зачем он нарисовал свою работу, поэтому мы с ребенком наравне. Важно показать, как размышлять об искусстве. Как? Задавать открытые вопросы, на которые не может быть конкретного ответа. Например, как ты думаешь, что могло вдохновить художника? Такой вопрос заставит ребенка анализировать самому и воспитывает критическое мышление. Конечно, вы можете поделиться своим мнением, но потом, когда ребенок расскажет.

София делится лайфхаками, что можно сделать, если ребенок очень заинтересуется стрит-артом. Например, у вас в квартире старые обои и их не жалко – дайте ребенку расписать стенку. Или предложите сделать эскиз и летом на даче и разрисовать сарай. Можете распечатать фотографии обычных невзрачных жилых домов и предложить ребенку разрисовать их. А можно сделать эти дома из картона.
Интересный опыт, нужно попробовать прогулять племяшку по улицам города)

+1

70

Оранжевые брызги в Сан-Пауло

Масштабная фреска, изображающая трех стильных девушек, появилась  на одной из улиц бразильского города Сан-Пауло в июле 2014 г. Над ее созданием потрудились два молодых художника — англичанин Fin DAC и американка Angelina Christina из калифорнийского города Венис. Свой проект авторы назвали – «Splash» («Всплеск») и посвятили его расширению прав и возможностей женщин в современном мире. В визуальном плане ребята воспользовались проверенной эстетикой черно-белых изображений, довольно востребованной в мире гламурной моды и fashion-фотографии, усилив выразительный ряд с помощью оранжевой краски, которая воспроизводит эффект брызг и света, отражающегося от поверхности воды.

Немного об авторах. Fin DAC — родился в ирландском городе Корк, сейчас проживает в Лондоне, занимается стрит-артом, дизайном и разработкой web-сайтов.

Angelina Christina родилась в 1982 году, известна не только в качестве уличного художника, но и как фотограф, режиссер, галерист. Девушка получила степень бакалавра изящных искусств в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA), посещала художественный факультет Нью-йоркского университета и Арт-центр Колледжа Дизайна в Пасадене. В настоящее время Angelina Christina владеет собственной галереей и студией StarFighter в городе Венис (Калифорния).

Fin DAC Удивительный художник, его работы можно найти в сети, они стоят того, чтобы на них посмотреть, ведь он рисует преимущественно женщин, и очень красиво рисует) У художника есть свой сайт, где представлена большая часть его работ, найти легко в любом поисковике)
http://s9.uploads.ru/t/x2Atg.jpg
http://s8.uploads.ru/t/qTjtx.jpg
http://s7.uploads.ru/t/d4HGP.jpg
http://sd.uploads.ru/t/86vCy.jpg
http://sg.uploads.ru/t/kWoAJ.jpg
http://sg.uploads.ru/UwXxM.jpg

+2

71

Интервью с выдающейся художницей стрит-арта Свун (Swoon)
СВУН: «Я ХОЧУ ВИДЕТЬ ВАШИ ИМЕНА НА СТЕНАХ»

http://s7.uploads.ru/t/vPlsU.jpg
http://s9.uploads.ru/t/GFgSq.jpg
Свун (Swoon – англ. «забвение», "обморок").

Настоящее имя - Caledonia Dance Curry, родилась во Флориде, переехала в Нью-Йорк в 19 лет, изучала живопись в бруклинском институте Пратта, перешла на улицу в 1999 году. Состоит в сообществе художников «Justseeds». Появляется в двух эпизодах в «Выходе через сувенирную лавку» Бэнкси, на территории СНГ выставлялась в киевском «Пинчук-арт-центре».

Свун один из немногих последовательных портретисток стрит-арта, ее персонажи срисованы с реальных людей. Путь зрителя к ее работам намного длиннее, чем у любого из известных уличных артистов. Выбор материалов, сдержанная гамма, места размещения выдают намеренный отказ от спектакулярности. Свун работает в технике, близкой к гравюре, на недолговечной газетной бумаге (отсюда полная оправданность псевдонима).

Персонажи Свун пребывают в царстве меланхолии, в лишенном динамики мире, подвержены нарастающей изоляции, запечатлены в моменты одиночества, заброшенности, внутреннего смятения . Вводя элементы монтажа аттракционов, играя с перспективой и масштабами – через тело персонажа может проходить целая улица, или же сам он быть вписан в изощренный психоделический орнамент – Свун все-таки помещает в центр состояние героев, будь то мать, прячущаяся с двумя детьми в застенке дверных створок на границе заброшенного участка либо два полуистлевших ветерана неведомо какой войны, продолжающие свой бой кухонной утварью на потеху самим себе – смерть может танцевать. Впрочем, в последних работах художницы усиливаются более светлые эмоциональные мотивы.
http://s9.uploads.ru/t/LVpGM.jpg
Логичным продолжением уличных экспериментов являются арт-флотилии, которые Свун строит и отправляет в плавание со своей группой «Justseeds»: лодки-инсталляции «Армады мисс Рокэвэй» (Miss Rockaway Armada) проплыли по Миссисипи в 2006 году, в 2008-м плоты «Плавучих городов извилистого моря» (Swimming Cities of Switchback Sea) обогнули Нью-Йорк по Гудзону и Ист-Ривер, а «Плавучие города Серениссимы» (Swimming Cities of Serenissima) стали одним из наиболее эффектных проектов венецианской биеннале 2009 года.
http://sd.uploads.ru/t/W81sl.jpg
http://s8.uploads.ru/t/Ya6So.jpg
- Что изначально подвигло вас заняться искусством?
- Превращение в художника - одна из тех вещей, которые происходят в детстве, когда ты слишком мал, чтобы проартикулировать свое решение. Я всегда была странным застенчивым ребенком, который много рисовал и любил лепить скульптуры из грязи во дворе. Меня выбирали делать специальные арт-проекты в школе и тому подобное. Так продолжалось, пока одним летом все мои друзья не уехали или не выросли и моя мама не заметила, что я играюсь с грязью в одиночестве слишком много, и не решила отдать меня в какой-нибудь класс. Это был 6-часовой класс рисования по воскресеньям, его вела последовательница счастливых телевизионных художников наподобие Боба Росса. Было здорово прийти туда и получить настоящие кисти и краски в комнате, полной взрослых. Я дала жару в первый же день, и приходила туда каждое воскресенье, что бы ни случилось. Помню, однажды у меня плохо получалось и я пыталась сказать: «Мне только 10», но они на это не обратили внимания. Эти люди научили меня воспринимать себя всерьез, и, конечно, семья и учителя хвалили меня как гения (потому что все любят цветы и закаты), так что я имела исключительную самоуверенность в своих художественных способностях. Думать, что ты все можешь, помогает двигаться вперед. Я продолжила учиться, прошла с серьезным классическим учителем всю высшую школу, ренессансную живопись, затем поступила в Институт Пратта и сошла с ума. Собственно, сам переезд в Нью-Йорк стал огромным потрясением, сравнительно с жизнью в маленьком городке. Я была настолько взволнована возможностью приблизиться к миру искусства... Но почти сразу ощутила, что этот город меня душит, он мне чужой, почти ничего во мне не откликалось. Столько произведений казались холодными, далекими и незначащими...

http://s8.uploads.ru/t/h18Gs.jpg
- Почему?
- Они были просто огромными, суровыми объектами капиталовложений, и я чувствовала себя так, словно надо мной кто-то издевается. Когда я училась, мне казалось, что меня загоняют в стойло – как если бы все мы обязаны найти что-то одно и строить на этом нашу дальнейшую карьеру, и просить какую-нибудь галерею, чтобы она нас выставила, и повторять все это до конца жизни. Помню, однажды я не выдержала прямо посреди занятий по живописи. Я положила кисти и пошла прочь от мольберта, преподаватель спросил, что случилось, и все, что я смогла – сказать, что надо что-то изменить, а я не знаю, что именно.

http://s8.uploads.ru/t/QAnHh.jpg
- Как вы нашли выход?
- В то время я пережила несколько событий, воздействовавших на формирование моей личности. Помню выставку документации и заметок, сделанных Гордоном Матта-Кларком (Гордон Матта-Кларк (Gordon Matta-Clarke,1943–1978) – американский художник, знаменит благодаря сделанным в 1970-е "building cuts," - сериям работ в заброшенных домах, где он вырезал по определенным шаблонам фрагменты потолков, полов и стен, превращая таким образом руины в масштабные инсталляции). Я читала заметки и думала, что он, наверно, шутит: вся эта чепуха о том, как он проникал в брошенные дома и выпиливал куски пола, пока никто этого не заметил... Затем я увидела фотографии, и они были ошеломляющими, такими земными и одновременно нездешними, созданными из остатков городских трущоб. Они меня впечатляли снова и снова, так что я поняла, что насколько смогу, тоже буду воплощать те же принципы творения преходящей красоты, скорее принадлежащей городу, нежели отдельному предмету.

http://sh.uploads.ru/t/FC9IT.jpg
- Именно тогда вы перешли на улицу?
- Думаю, это началось где-то в 1999-м – 2000-м. Я начала замечать людей, работавших с городом всевозможными способами. Это искусство было непостоянным, несколько жестоким и в то же время по-настоящему щедрым. Я хотела создавать преходящие, изменчивые объекты в пространстве, которое я ощущала как мое собственное. Конечно, звучит забавно, стены никоим образом мне не принадлежали, но они казались моими больше, чем классическая живопись маслом.

– Что привлекло вас в работе на улице эстетически?
– Улица была единственным местом для непосредственности. Мне казалось, что настоящая красота возможна только там, и что там достаточно просторно для гнева, для того, чтобы вырвать себе кусок этого мира – как ростку, пробивающемуся сквозь землю. Рождению всего нового почти всегда предшествует прорыв. Во многом граффити – история молодого поколения, заявляющего про свой приход: а вот и мы. Будучи противозаконным, граффити не подпадает ни под какие правила, и потому является абсолютно свободным. Мне же следовало найти форму искусства, одновременно и доступную всем, и находящуюся там, где всякий может принять участие. Работа на улице по определению создает такую обстановку. А еще мне просто нравились коллажи городских улиц, нравились напластования и естественная красота тысяч случайных цветов и факторов.
- С чего вы начали?
- Сначала я клеила миниатюрные коллажные постеры и сотни стикеров, сделанных вручную. Я одержимо клеила их везде, все время спрашивая себя, для чего это делаю. Затем я начала захватывать биллборды и другие коммерческие площади и уделять много внимания политическим аспектам работы в публичном пространстве. Я создала группу, мы были предельно сфокусированы на действиях, и до сих пор все это ощущается очень взаимосвязанным, начиная с первого стикера, который я наклеила на бок уличного телефона, - все адресовалось пользователям улиц физическими, осязаемыми способами. Одновременно я сделала скачок к фигурам в натуральную величину, вырезанным из бумаги, и следовала этим путем, пока он не начал утомлять мою руку и я не обнаружила, что каждый носитель имеет собственную логику, а мой мыслительный процесс расширяется по мере того, как я пренебрегаю этими ограничениями. Потому я начала объединять разные техники: оттиски с деревянных форм, линогравюры, шелкографию, рисование.

http://sh.uploads.ru/t/zG9jc.jpg
- Хотелось бы, чтобы вы немного больше рассказали о ваших бумажных работах – все-таки они прославили вас.
- Я люблю индонезийский теневой кукольный театр Вайанг. Когда вырезала первую аппликацию, то думала создать большую теневую куклу и гулять с ней по улицам. Я также вдохновлялась примером тех, кто работал в жанре портрета в то время: WK, Блэка Ле Рата и Бэнкси, и пыталась создать произведения, которые в своей основе казались бы рожденными именно в том месте, где они размещены. Я всегда была в первую очередь портретистом. Человеческие существа, их мимика и жесты, их заботы - темы, которые наиболее меня волновали, так что, когда сделала первую аппликацию в натуральную величину, это был портрет моего дедушки, он просто извергся во мгновение ока, весь, одним куском. Помню ощущение удивления, словно он сделал сам себя.

- Кто ваши модели?
- Семья, друзья, люди из моего района. Обычно делаю портреты в натуральную величину. Фиксирую жест или выражение, а рисование – это способ лучше понять модель. На бумажные аппликации уходит неделя, на принты с деревянных и линолеумных форм – около двух недель, от стадии рисования до завершенной работы. Образ обычно диктует, какой медиум выбрать. Я делаю множество фотографий и в большинстве случаев работаю с ними, хотя также собираю сотни образов в библиотеке - отпечатки с дрянного ксерокса составляют огромный массив вдохновения. Портреты в основном начинаются с предварительного эскиза. Затем, если это аппликация, дорабатываю рисунок с ножом в нескольких слоях бумаги, а если это оттиск с деревянного клише, я вырезаю и печатаю его, нанося краску на форму, прикладывая лист бумаги по всей ширине и проходя его всем телом - у меня нет доступа к большому прессу. Затем я просто покрываю их клеем, выкатываю наружу как очень хрупкий кусок обоев и смотрю, что произойдет дальше.

- Насколько вас заботит восприятие аудитории, просчитываете ли вы его?
- Когда я рисую, я вырезаю маленькое окошко и даю чему-то проникнуть внутрь. Я хочу передать, чтО я видела в этот отдельный момент. Курьер, бешено мчащийся на велосипеде по улице, девушка, сидящая на крыльце, что бы то ни было - хочу, чтобы зрители ощутили, как в этот момент остановилось время, воздух замедлился, становясь приятнее и тяжелее вокруг моей головы, и я ощутила, словно могу видеть сквозь предметы что-то самое важное, то, что означает быть личностью; или быть личностью, сидящей на этом крыльце. Я видела самую прекрасную вещь и хочу всем рассказать о ней так, чтобы они также увидели ее.
http://sd.uploads.ru/t/EdGk5.jpg
– Как вы относитесь к тому, что ваше занятие считают незаконным?
– У меня собственный моральный кодекс относительно того, чем я занимаюсь. Если радость, которую это приносит мне и другим, превосходит потенциальный ущерб, тогда меня ничто не мучит. Я пытаюсь культивировать дух уважения даже в наиболее нахальных поступках. По-моему, стены должны быть экраном для всех и каждого, открытым парком, так что я не очень волнуюсь из-за участия в том, что вижу как значимую часть городской жизни. Между «законами о кабаре» и «законами о качестве жизни» (Законы, принятые в Нью-Йорке, которые позволяют посетителям танцевать только в лицензированных клубах и ресторанах) есть много других законов, направленных на то, чтобы нами в городе руководили лишь право и порядок, чтобы каждый житель с работы ехал прямо домой смотреть повтор «Друзей» по телевизору и завтра назад на работу. Такой город мне неинтересен, такой город – это рак, пустивший метастазы по стране в форме новых жилых районов и «пригородной мечты». Возможно, какая-то пристрастная глупость заставляет меня игнорировать закон, но когда я хочу что-то сделать, мой внутренний голос велит мне действовать здесь и сейчас. Я хочу творить среду, в которой живу, своими руками, сегодня – а делать это по законам и бюрократическим каналам кажется мне бессмысленной тратой времени. Я хочу видеть город, созданный из непосредственных поступков граждан там, где они живут. Я хочу видеть ваши имена на стене и отпечатки ваших пальцев всюду. Я хочу знать, что вы здесь живете. Это естественный порядок, пробивающийся из-под законов и планов застройки.
По-моему, здесь присутствует ценный миф о шутнике. На протяжении всей истории шутники смотрели на заборы – и затем отталкивали их в сторону. Это означает взять ситуацию, изменить что-то в ней, и посмотреть на нее по-другому. Посредством действия можно сдвигать восприятие. В этом случае грань между общественной доской объявлений и частным капиталовложением в недвижимость уничтожается таким легким жестом, как росчерк маркера. Это почти как трюк фокусника.

– Важна ли сама по себе незаконная составляющая?
– Да, важна. Не то, чтобы законные настенные росписи ничего не стоили. Но единственная возможность быть действительно свободным – находиться вне ограничений закона; в том числе за пределами законов коммерции. Законные стены – это прекрасно, и выставки – это прекрасно, но в нашей жизни всегда должен быть поток абсолютно спонтанного, несанкционированного выражения.

– Как вы выбираете место на улице для работы?
– Внутреннее чувство подсказывает.

– А если говорить о пейзаже?
– Очень люблю незаметные, третьеразрядные, запущенные места, которые часто попадаются просто в центре города, а иногда спрятаны немного дальше. Люблю кварталы, где люди много ходят пешком. Реклама всегда пытается разместиться на миллионы миль над нами, нависает и ослепляет образами нереальной красоты, недостижимыми, как и большинство ее обещаний. Я же пытаюсь опуститься ниже этого, на уровень глаз, и нарисовать жизнь, которая существует здесь, почти на дне, нашу земную реальность.

– Вы когда-нибудь имели неприятности с властями?
– В основном у меня были такие трудности с законом, которые можно было урегулировать просто – договорившись.

– С какими еще проблемами сталкивается уличный художник?
– Есть менее явные тонкости, например, когда тебя терпеть не могут другие художники за то, что ты занимаешь место и нарушаешь законы граффити. И в то же время тебя любят корпоративные торговцы новомодными штучками (с такими «друзьями» и полиции не нужно)... Но это все равно самая благодарная работа в моей жизни.
– Кроме полиции, есть еще и просто прохожие…
– Их реакция очень разная, но в основном на удивление много позитива. Как-то в лондонском проулке щекастый дядька с «дипломатом» гаркнул на меня «Вандал!», а я как раз разговаривала с учительницей младших классов – она хотела позднее привести своих ребятишек, показать им мою картину. Можно сказать, что это довольно-таки точный срез.

- Что вдохновляет вас в повседневной жизни?
- Наблюдение над тем, что вокруг меня прямо сейчас, в Нью-Йорке. Столько людей сбилось в кучу ради выживания, сгрудилось на нескольких островах, соединенных подземными тоннелями, улеглось ночью друг над другом на множестве этажей в своих маленьких кроватках. Слишком много, чтобы охватить все сразу, но пытаться это сделать – мое наибольшее вдохновение. Я могла бы вечно бродить без дела, всматриваясь в людей. Иногда я хочу стать незаметной, как камешек на тротуаре, чтобы они даже не обращали на меня внимания, и в то же время достаточно восприимчивой, чтобы понять всю их жизнь в одно мгновение и передать это в мир. Для меня постеры на городских улицах – следы человеческого присутствия, коллаж и коммуникация с другими образами, символами и с другими художниками также, но наиболее важно – насколько хорошо я могу передать связь, которую чувствую, работая над портретами. Целенаправленный акт всматривания требует всей любви, терпения и смирения и я пытаюсь пропустить это сквозь себя настолько полно, насколько возможно, к любому, кому случится быть рядом.

http://s3.uploads.ru/t/UNlG9.jpg
- А как городская среда влияет на вашу работу?
- В последнее время я чувствую, что моя работа – это процесс, благодаря которому я отшлифовываю мое отражающее стекло. Через наблюдение и запись моя способность ясно видеть и ясно отражать совершенствуется. Впрочем, я не претендую на объективность: мое искусство в такой же мере является портретом моего мыслительного процесса, как и мира вокруг меня. Мне кажется, что я создаю собственными руками подвижный город образов, который также похож на любой город, потому что я много путешествую и выставляюсь, работаю с разными средами. Я оставляю свои следы и собираю новую информацию в каждом городе, который посещаю, детали с каждого места проходят цикл развития в моих картинах и продолжаются в новых местах. Когда я пакую мою спортивную сумку, чтобы отправиться куда-то, я чувствую себя как один из этих жуков, которые тащат кучи листьев и мусора на спине – камуфлирует он себя, или транспортирует что-то – кто знает? Это я и мое передвижное шоу.

– Трудно ли вам примирить время и энергию, затраченные на уличные картины, с их эфемерной природой?
– Мне всегда нравилась идея создавать то, что не переживет себя, просуществует некоторое время, а потом исчезнет. Кое-что я сберегаю и охраняю, но я люблю отдавать вещи сегодняшнему дню. И если, исчезая, они воплощают трудности, с которыми мы воспринимаем ход времени – что ж, значит, они живут своей жизнью, выражая то, что я никогда не смогла бы вложить в них собственноручно.
http://s7.uploads.ru/t/1NAU6.jpg
– Что, в конечном счете, отличает стрит-арт от других жанров?
– Уверенность в том, что если ты хочешь сделать свой мир другим, это в твоих руках – используй те умения, которые у тебя развиты лучше всего, и любые инструменты, которые попадутся под руку. Причем сейчас, не позже, когда получишь разрешение, деньги, все необходимое. Сейчас, как только сможешь.
- Прежде чем начать разговор о вашем сотрудничестве с галереями, хотелось бы узнать, какие художники вас вдохновляют.
- Из современных - Вильям Кентридж (южноафриканский художник (р. 1955), аниматор, театральный режиссер, создал «анимацию бедного человека» (анимация на основе рисунков углем)), Гордон Матта-Кларк, Кете Колльвиц (немецкая художница, график и скульптор, мастер экспрессионистского, психологического портрета (1867-1945)). Люблю Вермеера, Тулуза-Лотрека, Ребрандта, Ван Гога, Домье, Гойю – всех тех, кто вышел за пределы общепринятой портретной живописи для богатых и попытались писать повседневную жизнь.

- Насколько трудно было вернуться в нормативное пространство?
- Работа в этом направлении позволила мне сделать концептуальный, эстетический скачок к созданию более сложных инсталляций, чем те, что возможны в условиях улицы. Годами я мечтала, что однажды использую то, чему научилась, когда занималась живописью и рисованием. Это казалось далеким, почти невозможным, но я имела неясное чувство, что то, что я хотела делать, могло быть гибридом правил рисования, внимания к колористической форме, ритма и моего грезящего сознания, которое ничто так не любит, как открывать странные ландшафты. В определенный момент я начала получать множество предложений от галерей и других институтов, и поняла, что хочу быть признанной некоторыми из них. Я была официанткой много лет, и когда представилась возможность зарабатывать тем, что я любила делать, я была вполне готова. Лучше быть ежедневно вымотанной от работы над своими самыми безумными мечтами, а не от сервирования второго завтрака.
- Помните свою первую официальную выставку?
- «Swoon Loves Solovei». Она прошла в Берлине в 2003 году. Я сначала растерялась, потому что выработала целый этос насчет того, чтобы быть свободной, быть в общем достоянии, мимолетной и открытой всем силам, которые город способен предложить, и когда обнаружила в себе желание работать в защищенном пространстве над крайне «изысканными» объектами, то поняла, что лишь начинаю разбираться с полярностью моих желаний. Я так далеко зашла в одном направлении, могла ли я позволить себе вернуться к тому, что однажды заставило меня сбежать с криком?
Но я вернулась. Предложенное пространство настолько соответствовало моему идеалу, что я взялась за дело без вопросов. Мы с моей подругой Полиной Соловейчик (художница, стрит-артист, муралист, дизайнер интерьеров. Родилась в Черноголовке (Россия). Переехала в Америку в 1993, закончила Институт Пратта, живет и работает в Берлине) построили огромную инсталляцию. Затем было открытие, на котором люди играли музыку и танцевали, делали искусство на улицах, так что окружающие кварталы были целиком раскрашены. А еще кто-то принес пятигаллоновое ведро краски к полицейскому участку в одном квартале от нас, открыл дверь и разлил ее там везде. Это был полный сумасшедший дом. Удивительно, что никого не арестовали.

- Трудно ли было освоиться в системе?
- Я совершила свою часть ошибок: выставлялась в местах, которые ненавидела с самого начала, продавала работы в коллекции, где они неизбежно становились частью того стерильного канона, которому я пыталась сопротивляться. Эта морока тяжело дается - пытаться расти как артисту, зарабатывать, не ограничивая себя, использовать возможности по мере того, как они появляются и не застревать внутри некоего строгого идеала до смерти. Определенно, я делала все, о чем я говорила, что никогда не буду делать этого, по меньшей мере единожды.
http://sh.uploads.ru/t/ROYaF.jpg

- Получается, что сотрудничество с галереями требовало компромиссов, которые вы воспринимали с трудом?
- В целом нет. Есть обычные неудобства с миром искусства, но те же проблемы я имею с капитализмом и современным социумом, они просто кажутся преувеличенными сквозь призму арт-сообщества. Я вполне счастливо работаю с галереями, и в то же время создаю проекты в этом, знаете, мировом мире. Институции - лишь малая часть большей картины. Раньше они казались огромными и ошеломляющими, и все вокруг меня, похоже, думали, что конечная цель артиста – быть музеефицированным. Это так чуждо мне. Я знала, что самый лучший зал не мог бы никогда по-настоящему вместить суть моего сердца, потому отправилась в путешествие, чтобы найти другие дороги, и нашла их. Сейчас, поскольку у меня есть полнокровная художественная практика, я могу иногда быть музеефицированной, при условии, что продолжаю добиваться цели вовне и вживую. Я признаю, что хочу делать проекты, которые выиграют от наличия крыши над ними, но при этом я не ограничена, как в торговом предприятии. У меня теперь есть понимание, что моя работа имеет жизненный цикл, существует внутри моей жизни и внутри жизней других, а музеи и галереи – лишь одна остановка в большем процессе. Если смотреть из этой перспективы, институты теряют свою власть.

- Вы уже упоминали о группе художников «Justseeds», с которой вы работаете. Чем хороша работа в коллективе?
- Коллектив лучше подтверждает идею творческого гражданства, чем моя персональная деятельность. Мы пытаемся переформатировать город в такое место, где мы хотели бы жить, то ли устраивая отрывные уличные вечеринки, то ли заполняя окрестности калейдоскопами, чтобы играться с ними: момент, который всегда общественно привлекателен. Как коллектив, мы питаемся из нашего общего большего котла мнений, рук и ресурсов. Даже если ты начинаешь с идеи, в завершенности которой уверен, люди в группе всегда дополнят ее способами, о которых ты сам и помыслить не мог. И есть еще аспект погружения в работу, хотя временами мы можем увязнуть в дискуссиях.

- Очевидно, в этом составе вы делали проекты с лодками. Откуда вообще взялась эта идея?
- Она выросла постепенно. Годами я мечтала работать с лодками, путешествовать по рекам и останавливаться в городах, или хотя бы обойтись плавучей инсталляцией, пришвартованной в городском доке. Это было, в некотором роде, расширением моей работы на улицах, продолжением желания создавать искусство в местах, где люди не ожидают его обнаружить. Первая попытка осуществления этих идей - «Армада мисс Рокэвэй» (The Miss Rockaway Armada) - колоссальное коллективное усилие, вылившееся в плавание по Миссисипи между Миннеаполисом и Сент-Луисом. «Армада» вывела работу коллектива на другой уровень, ведь мы также жили вместе. Наша группа из более чем 30 человек полностью вложилась в создание плавучего мира. На Миссисипи я научилась, что в наших силах навсегда изменить мнение людей о том, что возможно, всего лишь показываясь в их городе. Это до сих пор кажется одной из самый мощных вещей, которые я делала в искусстве. Я очень хочу давить на уравновешенность и ограничения наших ежедневных жизней, хочу вырезать маленькое окно в реальности, сколь угодно крошечное, и дать ощущению другого мира проскользнуть сквозь него. Это нечто фантастическое, но это не фантазия в равной мере, потому что вот оно, с людьми, построившими это – они готовят обед и дерутся, выходят из строя и натыкаются на вещи, развешивают свои грязные носки и поют песни, прыгают с крыши и танцуют.
http://s8.uploads.ru/t/QF3NI.jpg

- Так же было и с вашими знаменитыми «Плавучими городами» («Swimming Cities of Switchback Sea») в 2008-м?
- В «Городах» некоторые из мыслей, которые я имела до «Армады», соединились с тем, что я узнала из этого опыта. Я попыталась свести воедино все свои методы. Рисование, принты, строительство инсталляций, годы коллективного проживания, работа с плотами - все совместилось, чтобы стать этим проектом. Это был трудный и потрясающий опыт для всех вовлеченных, и это почти убило меня. Я построила с группой 4 огромных плота и три маленьких лодки и проплыла по Гудзону от Троя до Нью-Йорка. Это была игра с повествованием, соединенным с инсталляцией, которая служила домашним доком. Пространство галереи в 10 раз превосходило все, где я работала раньше. Чтобы передать масштаб, я спрятала стены от преждевременного показа и законсервировала их как часть инсталляции. То, что было двумя целыми стенами, стало верхушкой, оставившей 1/10 от инсталляции. Плоты и 75 людей на них, и игра, и путешествие, и инсталляция, охватывающая многие годы работы, и я, пытающаяся связать все эти элементы вместе, убедить береговую охрану, что мы не собираемся тонуть, и кормить команду, и строить инсталляцию во время путешествия – черт возьми, это было чересчур. Но в то же время что-то экстатическое ощущалось каждый момент - совершенно безумный шанс творить то, что приведет тебя на край возможностей. Я была счастлива разведать мои творческие инстинкты такими путями вместе со всеми, кого люблю. И тогда же я услышала лучшую реакцию на мои работы: когда мы остановились у причала к северу от города, владелец причала сказал, что встреча с нами восстановила его веру в человечность.

- Сейчас вы – признанный, известный художник. Изменило ли это что-то для вас?
- Не знаю… Я временами больше внутри, чем я осознаю или хотела бы верить. Думаю, быть вне кругов истеблишмента – в моем характере. Это кажется единственным путем, чтобы иметь перспективу в жизни, но все больше и больше признания сгущается вокруг меня. Я не очень переживаю на сей счет, поскольку продолжаю следовать своим страстям и остаюсь приверженной обязательству не слишком печалиться, если одобряющие круги устанут от меня или решат, что я делаю что-то неправильно. Я была здесь, следуя собственному пути, когда они начали уделять мне внимание, и я буду здесь, когда они перестанут это делать.
- Какой вопрос вы задаете себе постоянно?
- Как опыт видения, с помощью которого вы собственными руками формируете среду своей жизни, воздействует на психологию города? Возможно, его распространение изменит весь социальный климат посредством ощущения свободы и открытости, которое может родиться, когда люди воспримут яркие лоскутные стены не как сигнал опасности и деградации, но как знак того, что их соседи хотят быть частью со-творения их города. В мегаполисах, где везде нарисованы нежелательные анархические символы и старые чопорные статуи империалистов расстреляны красочными бомбами, случается, жители понимают, что город существует для коммуникации их желаний. Я хочу знать, как делать вещи, открывающие возможности для каждого. Каждый художник, размещающий что-то на городской стене или на коммерческой площади, нарушает общепринятые границы публичного и приватного пространства, опрокидывает инерцию пассивного приятия людьми среды, в которой они живут. Что происходит с обществом, начинающим видеть силу его собственных действий, повторенную тысячу раз с энергией каждой личности, которая чувствует схожим образом?
– Ваше искусство – это посредник или связь, созданная зрителями и городом?
– Что ж, Брассай (французский фотограф, художник, скульптор и литератор венгерского происхождения, 1899-1984) фотографировал надписи, выцарапанные парижанами на стенах в 1930-х, и сказал слова, ставшие моим девизом в работе, едва я их прочитала: «Многие граффити, рожденные на парижских стенах, поразили меня силой определенного события, как будто мир внезапно стал больше». Когда я спрашиваю себя, что он имел в виду, сказав «мир стал больше», я думаю об этом пространстве, о котором вспоминала раньше - моментальный срез наклейки на стене и пешехода, чей глаз поймал эту картинку. Если это хоть на какое-то мгновение действительно станет пространством само по себе, что-то в нем должно произойти в эту долю секунды. Я надеюсь, это «что-то» будет моментом признания, подмигиванием от другого человека, который там будто присутствует, но в действительности его там нет – как маленькое отражение себя, вставленное в стену.
http://s8.uploads.ru/t/AFe3h.jpg

+1

72

Итальянский художник Эрон Давиде (ERON)  создаёт свои картины в жанре стрит-арт.
Его работы можно найти в музеях современного искусcтва и на улицах разных городов мира.
В своём творчестве парень затрагивает очень серьёзные темы: социальное и расовое неравенство, смерть, проблемы окружающей среды.
На улицах итальянского города Риччоне мастер стрит-арта под псевдонимом Eron создал несколько весьма реалистичных изображений птиц.
В частности, перед вами несколько чаек, а также цапли.
Каждая птица изображена в динамике. Имеется в виду динамическое движение птицы, начиная с первого взмаха крыльев и заканчивая взлетом ввысь. С учетом того, что все изображения расположены вдоль дорог, автомобилисты и люди, проезжающие в автомобилях, могут представить, как параллельно с ними летят птицы. Имя Eron достаточно популярно в Италии. В конце 90-х годов прошлого столетия ему неоднократно присуждали премию лучшего уличного художника той страны. И, судя по работам, вполне заслуженно.
http://s9.uploads.ru/t/0qc5h.jpg
http://sg.uploads.ru/t/KLedF.jpg
http://s3.uploads.ru/t/sKPH1.jpg
http://s7.uploads.ru/t/lRSYv.png

Эрон , придумал красивый проект под названием «Soul of the Wall» - "Душа стен", который состоит из удивительных и жутких граффити людей на стенах в виде духа. Эрон очень талантлив, и результат этого проекта заключается просто в величестве и жути. Глядя на его работы появляется какое-то сверхъестественное чувство, это наверно и есть фишка этих работ, наверняка автор этого и добивался. Это лишь немногие работы Эрона.
http://s8.uploads.ru/t/l1gy9.png
http://s5.uploads.ru/t/76QXN.png
http://s8.uploads.ru/t/HpJWx.jpg
http://s5.uploads.ru/t/T8wK0.jpg
http://s7.uploads.ru/t/6b2FH.jpg
http://s8.uploads.ru/t/zL2co.jpg
http://s8.uploads.ru/t/Q6KuH.png
http://s3.uploads.ru/t/7ue0X.png
http://sg.uploads.ru/t/cxC8I.png
3 июля 1944 года большинство домов в Чево (коммуна в Италии) были разрушены, либо повреждены и разграблены солдатами Вермахта и итальянскими фашистами. 6 человек были убиты, две трети населения (из 1200 человек) остались без крова.
http://s5.uploads.ru/t/kRgfm.jpg
http://sh.uploads.ru/t/lhpwY.jpg
http://s8.uploads.ru/t/FQv8d.jpg
И ещё немного потрясающих работ художника
http://s9.uploads.ru/t/GOLXP.jpg
http://sd.uploads.ru/t/g46mW.png
http://s3.uploads.ru/t/OeRJx.png
http://sd.uploads.ru/t/NzPfI.png
http://s5.uploads.ru/t/uLCgD.png
http://sh.uploads.ru/t/f0Drl.png

+3

73

http://sg.uploads.ru/t/tEOMr.jpg
Современные реалии, вероятно кто-то не согласен))) Картиночку бы в опрос кинуть, интересно мнение людей))
http://s7.uploads.ru/t/CZzUJ.jpg

+3

74

http://s5.uploads.ru/qARSO.jpg
http://sd.uploads.ru/Xi4Ec.jpg
http://s5.uploads.ru/POLnm.jpg
http://sg.uploads.ru/25eMJ.jpg
http://sh.uploads.ru/O0yWq.jpg
http://s7.uploads.ru/Lb9DV.jpg
http://sh.uploads.ru/jNzPy.jpg

художник Wild Drawing, Бали

+4

75

Еще немного Питера:
http://s8.uploads.ru/t/RFkLC.jpg
http://s8.uploads.ru/t/InDSs.jpg
http://s3.uploads.ru/t/iflNm.jpg
http://s5.uploads.ru/t/Tk7tP.jpg
http://s8.uploads.ru/t/w8UJk.jpg

+5

76

Поцелуи на стенах города от уличного художника Claire

https://b.radikal.ru/b23/1808/59/d2e3729dcb2d.jpg

https://d.radikal.ru/d26/1808/ed/aee384fbb8b5.jpg

https://c.radikal.ru/c20/1808/5c/cc7ade3c7407.jpg

https://d.radikal.ru/d04/1808/86/bbec04d53c57.jpg

https://d.radikal.ru/d41/1808/fd/183b3e363f80.jpg

https://b.radikal.ru/b19/1808/e6/9800eb6610bf.jpg

https://a.radikal.ru/a22/1808/56/39d303175eb4.jpg

https://a.radikal.ru/a15/1808/97/44712668b954.jpg

https://a.radikal.ru/a24/1808/1c/c71b62947414.jpg

https://a.radikal.ru/a08/1808/04/3fef4a0460ab.jpg

+5

77

Эх что-то пошло не так, картинка не хочет грузиться, попробую в следующий раз.

Отредактировано Uvanova Anna (14.09.18 11:58:57)

0

78

Ура! Получилось! Немного позитива со стен неизвестного мне города)
http://s8.uploads.ru/t/vqMYd.jpg

Отредактировано Uvanova Anna (14.09.18 12:00:42)

+2

79

Давно сюда не заглядывала, может буду повторяться))

Mark Jenkins

Марк Дженкинс (Mark Jenkins) – современный американский художник, который известен своими уличными инсталляциями, созданными из упаковочной ленты. Марк Дженкинс родился в 1970 году в Вирджинии. Живет в Вашингтоне.

Марк Дженкинс стал известен благодаря своим скульптурам из скотча, идеально имитирующим фигуры живых людей. Он размещал их в самых неожиданных местах. Зрители инсталляций Марка - обычные пешеходы, спешащие по своим делам. Но увидев застывшую фигуру, многие выпадают из привычного им пространства и времени. Реакция людей всегда неоднозначна - от детского восторга до полного негодования. Взаимодействие зрителя и скульптуры - неотъемлемая часть жизни работ художника.

Марк обучает технике изготовления скульптур из скотча во время мастер-классов. Сейчас художник живёт и работает в Вашингтоне, но его работы периодически появляются в разных точках мира.

Помимо скульптур из скотча Марк делает коллажи, используя изображения собственных скульптур. Коллажи объединены под общим названием Glazed Paradise (Рай за стеклом).

работы

http://sg.uploads.ru/t/2LXCR.jpg
http://s8.uploads.ru/t/op7O1.jpg
http://sh.uploads.ru/t/rxBIC.jpg
http://s9.uploads.ru/t/qzUbC.jpg
http://s8.uploads.ru/t/k60OM.jpg
http://s9.uploads.ru/t/YjbW0.jpg
http://sd.uploads.ru/t/aXl4S.jpg
http://sh.uploads.ru/t/FcEIU.jpg
http://s9.uploads.ru/t/UWbBw.jpg
http://sh.uploads.ru/t/pszca.jpg
http://sh.uploads.ru/t/sUTG4.jpg

+3


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Искусство » Стрит-арт – Искусство для тех, кто ищет свой город!