У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Всё возможно

Сообщений 21 страница 40 из 41

21

Aquamarine|0011/7a/32/3320-1522594699.jpg написал(а):

Живые эмоции. Откликается описанная вами история..

Спасибо! Я рада, что Вам понравилась.

+1

22

Глава 17

    День был самый обычный. Василиса утром ушла на работу, Лана погуляла с Рексом и мальчиками, покормила их и села работать. День уже клонился к вечеру, когда Лана отложила ноутбук и позвала близнецов погулять. С Рексом они ходили обычно в парк, расположенный за два квартала от дома. Чтобы вымотать мальчиков полностью, Лана привела их к детской площадке. Близнецы затеяли уже ставшую привычной игру в мяч с собакой. Только Рекс почему то постоянно отвлекался, останавливался, принюхивался. Его явно что-то беспокоило, он смотрел всё время на крайний подъезд их дома. Лана встала со скамейки и тоже внимательно стала рассматривать дом, пытаясь понять, что же так заинтересовало собаку. И вдруг заметила дым, шедший из окна дома на втором этаже. Она достала телефон и приказав мальчикам быть на площадке и никуда не уходить, оставила Рекса следить за близнецами, сама бегом побежала к шестому подъезду.

       У подъезда уже начал собираться народ. Слышались охи, кто-то почти кричал в трубку телефона «Пожар». Из подъезда выскочил молодой, лет двадцати, парень, он откашливался, немного задыхаясь. Лана спросила:
— Что там?
— Там дыма много. Я обзвонил квартиры, никого вроде нет в подъезде больше. В той квартире живёт женщина с пожилой матерью. Старушка плохо ходит. А дочь днём на работе. Надо дверь выбивать.
Из собирающейся толпы послышалось:
— Сгорит старуха… Когда это пожарные приедут ещё…
Лана приняла решение мгновенно. Взглянув на парня, она произнесла:
— Покажи, какая квартира.
Парень кивнул, и они вдвоём забежали в дымный подъезд.

       Из-под старой, обитой обветшавшим дерматином, двери валили клубы сизого дыма.
— Уходи. — Лана кивнула в сторону лестницы.
Парень отрицательно покачал головой.
— Вам не справиться с дверью в одиночку.
— Тогда давай, на раз два.
Деревянная дверь подалась со второго раза, как раз в том момент, когда издалека донёсся звук сирены пожарной машины. Из распахнутой двери густыми клубами повалил сизый дым. Языки пламени вырывались из кухни. Парень дёрнулся в сторону горящей квартиры, но Лана резко остановила его.
— Давай на улицу, веди пожарных сюда, и так надышался, — быстро проговорила она, а сама, пригнувшись, пошла внутрь горящей квартиры на слабый звук голоса, доносившийся из комнаты.

       Василиса в прекрасном настроении, предвкушая хороший вечер после рабочего дня, въехала во двор дома и резко затормозила. Двор был заполнен людьми, пожарными машинами, резко пахло дымом. Из окон второго этажа последнего подъезда валил густой едкий дым и вырывались языки пламени. Она выскочила из машины, оглядываясь по сторонам. Взгляд её упал на сидящих на скамейке у детской площадки сыновей и Рекса. Она подбежала к ним.
— Слава Богу, с вами всё в порядке. А где тётя Лана? — Василиса закрутила головой, оглядываясь по сторонам.

       Мальчишки, перебивая друг друга затараторили:
— Мы гуляли. Тут дым. Тётя Лана побежала туда, а нас Рекс не пускает, она ему велела нас караулить.
Сердце Василисы пропустило удар, чувствуя недоброе.
— Так, сидите здесь. Я скоро. — И побежала, пробираясь через толпу зевак к последнему подъезду.

+2

23

Глава 18

       Лана ориентировалась на еле слышный голос. Удивительно, как она вообще его слышала. Едкий дым разъедал глаза и не давал дышать. Пожилая женщина лежала на полу в полубессознательном состоянии, она почти не подавала признаков жизни, только слабые то ли стон то ли мольба изредка слетали с её губ. Откуда у Ланы взялись силы, она не знала, она просто, не задумываясь, присела, взяла на руки старушку, встала и пошла к выходу из квартиры. Женщина уже начала спускаться по лестнице на первый этаж, когда увидела, что навстречу ей бегут двое пожарных. Один из них взял на руки потерявшую сознание пожилую женщину, а второй обнял Лану за плечи и, заглядывая ей в глаза, спросил:
— Вы как себя чувствуете?
       Лана не могла говорить, казалось, раскаленный дым сжег легкие изнутри, она просто пожала плечами.

       Минуты через три она уже сидела на лавке около машины скорой помощи, с жадностью вдыхая кислород через маску. Раздался вой сирены, это вторая скорая увозила спасённую Ланой женщину.

       Василиса, пробираясь через толпу зевак, издалека увидела сидящую возле машины скорой помощи Лану. Она рванула вперед, не обращая внимания на людей. Подбежала, упала на колени, обхватив подругу руками.
— Ланка, как ты? Ты цела? С тобой всё в порядке? — Слезы текли из глаз Василисы. Минуту назад, ещё не видя Лану, она вдруг осознала, что любит её. Любит сильно, страстно, нежно. Что не представляет жизни без этой женщины. Страх потерять её был так велик, что упав на колени перед закопченной от гари и дыма женщиной, она заплакала, уткнувшись в колени Ланы.
— Васенька, ну ты что? Со мной всё в порядке. Не плачь, — голос Ланы был охрипшим.
— Ланка, дура! Куда ты полезла, а если бы с тобой что случилось? Как бы я жила без тебя! — произнесла Василиса сквозь слёзы.
— Ну, ничего же не случилось…

      Врач, осматривавший Лану, сказал, больше обращаясь к плачущей Василисе:
— С ней всё в порядке. Дыхательные пути не повреждены и других травм нет. Пара дней и всё будет в порядке.
Василиса смотрела в бесконечно дорогие серые глаза, слёзы текли по лицу.
— Ланка, я испугалась, что потеряла тебя. Не делай так больше. Ты нужна мне!
— Тише, девочка, тише. Всё в порядке. — Лана гладила Василису по голове, пытаясь успокоить.
К Лане подошли трое мужчин в пожарной форме. Один из них, тот, что был постарше, протянул Лане руку и сказал:
— Вы молодец! Мало кто из мужиков на такое способен! Как Вы умудрились вынести ту женщину одна… Спасибо Вам!
Лана вложила свою ладонь в протянутую руку, и мужчина пожал её.
— Сама не знаю, как у меня это получилось, — произнесла она смущенно.
— Молодец, девка! — донеслось из толпы стоящих зевак.
Лана смутилась окончательно и сказала, обращаясь к Василисе:
— Пойдём домой.

       Василиса не отходила от Ланы ни на шаг. Пыталась помочь раздеться, когда Лана пошла в ванную, несколько раз заглядывала, пока та мылась в душе, спрашивая, не надо ли чего и как она себя чувствует. Лану умиляла такая забота. Вскоре Лана, напоенная чаем, была уложена в постель, несмотря на её возражения. Василиса села на край кровати. Хоть Лана и упиралась, но стресс давал о себе знать, и едва коснувшись подушки, она начала засыпать. Василиса с нежностью смотрела на женщину, гладила её по руке и, думая, что та заснула, сказала:
— Герой ты мой! Я очень испугалась за тебя. Не делай так больше. — Василиса поднялась, поцеловала Лану в щеку и погладила её. — Девочка ты моя, я думала, что потеряла тебя. Я люблю тебя.
       Лана сквозь сон слышала слова Василисы, но не смогла ответить, погружаясь в сон. Ей снилась Василиса, её изумрудные глаза.

+4

24

Глава 19

   Утром Лана чувствовала себя разбитой, отравление угарными газами сказалось на самочувствии. Василиса осталась дома, договорившись с начальником, она не давала Лане вставать с кровати, целый день, ухаживая за ней. Она, казалось, не могла наглядеться на неё. Страх возможной потери, который Василиса испытала в тот момент, когда услышала в толпе, что в горящую квартиру зашла молодая женщина, обнажил все чувства. Она поняла, насколько сильно дорога ей Лана, осознала свою любовь к ней.

       Осознала свои чувства и испугалась. Эти чувства были настолько сильными, что разум отказывался принимать их. «Любовь - это зависимость, любовь - это боль. Она не ответит взаимностью. А если и ответит, то ненадолго. Она разобьёт тебе сердце. И уйдет из твоей жизни. Все уходили, и она уйдёт. Так было всегда. Ты капризная, взбалмошная, обидчивая, никто не выдерживал тебя, и она не выдержит. Тебе будет очень больно. Зачем тебе эта любовь?». Разум кричал «Откажись», а сердце наполняла нежность при взгляде на сероглазую красавицу. Её глаза сводили с ума Василису, она как зачарованная смотрела и тонула в них. Они меняли цвет от светло-серого до стального, от серо-голубого до серо-синего с зелёным оттенком, и всегда в них были смешинки.
       Лана помнила услышанное сквозь пелену сна. Но боялась поверить, что Василиса говорила искренне и что сказанное ею правда. Боялась потому, что слишком невероятным казалось такое. У Василисы за плечами брак, дети, и как она может полюбить Лану? Поэтому она не спрашивала про те слова, а просто наслаждалась близостью любимой женщины, её заботой.

       Проходили дни, женщины не обмолвились ни словом о чувствах друг к другу. Василиса работала, Лана присматривала за мальчиками и работала дома. На работе у Василисы была сложная обстановка, новый проект шёл тяжело, она приходила домой уставшая и временами злая. Но присутствие Ланы, её забота и внимание, помогали избавиться от нервного напряжения, но правда не всегда. Мелкие ссоры и обиды случались довольно часто. Василиса срывалась по малейшему поводу, но всё же останавливалась, не доводя дело до ругани и скандалов.
       Временами Василиса немного истерила, обижалась непонятно на что. Лана старалась успокоить подругу и не реагировать на капризы. Но она стала замечать, что глубоко спрятанные в ней эмоции и чувства стали всё чаще поднимать голову. Она тоже становилась временами обидчивой, и тут уже Василиса старалась успокоить её. Спали они по-прежнему в одной постели, только Василиса снова стала спать в футболке и перестала дразнить Лану. Она никак не могла справиться с внутренними страхами. С одной стороны она очень боялась потерять Лану, а с другой стороны временами провоцировала её специально. Будто надеялась, что Лана обидится, и они расстанутся. И тогда подтвердятся страхи, что Лана бросит её. Хотя, что значит бросит? Они просто подруги, живущие под одной крышей.

       Вечером одного дня Василиса приехала с работы, Ланы дома не было, мальчики уехали ещё вчера с родителями друзей к ним на дачу на два дня и приехать должны были только завтра. У Василисы в конце рабочего дня был сложный разговор с Заказчиком, и она была не в лучшем настроении. Когда раздался звонок в дверь, она подумала, что вернулась Лана. «Что это она, сама открыть не может?» Василису раздражало всё. Когда в проёме открытой двери она увидела бывшего мужа, то замерла от неожиданности. За те почти два месяца, как она съехала из его квартиры, Василиса видела его в первый раз. Он был сильно навеселе.
— Тебе чего надо?
— Я сыновей пришёл проведать! Имею право!
— У тебя нет сыновей, ты сам так сказал, так что проваливай отсюда!
— Ты чё такая злая? Хотя ты всегда такой была, ты вообще никого не любишь кроме себя!
После таких слов Василиса закипела.
— Ты всё сказал? Проваливай отсюда!
— Ладно, ладно, не кричи. Я того… Дай немного денег, и я уйду. А то там друзья пришли, а угостить их нечем.
— Денег тебе... Да пошёл ты... — Василиса попыталась закрыть дверь в квартиру, выталкивая бывшего мужа на лестничную площадку.
В этот момент из-за его спины раздался спокойный голос.
— Что здесь происходит?
— А тебе какое дело? Ты вообще кто такая? — мужчина обернулся и встретился взглядом с ледяными серыми глазами, их взгляд не предвещал ничего хорошего. Он поёжился, как от холода, вспомнив первую встречу с хозяйкой этих глаз. И предпочел ретироваться.
— Да идите вы... — пятясь назад, мужчина начал отступать.
Лана вошла в квартиру.
— Васька, ты что это такая заведённая? Зачем он приходил? Он обидел тебя?
Василиса, разгорячённая разговором с бывшим мужем, не могла сдержаться.
— За деньгами он приходил на бутылку. Заведённая я говоришь? Не нравится? А я такая и есть – злая и никого не люблю! — почти выкрикнула она в лицо Ланы развернулась и пошла на кухню. Лана в недоумении уставилась на Василису, точнее на спину уходящей женщины.
— Вась, ты чего? Я-то тебе что сделала?
Ответом была громко хлопнувшая кухонная дверь. Лана пожала плечами «Ничего себе, прилетело мне», она посмотрела на Рекса, лежащего у дверей комнаты мальчиков, будто ища в нём поддержки.

       Василиса с яростью убирала посуду, что осталась на столе после обеда Ланы. Её обед прервал телефонный звонок от Заказчика и она, не убрав со стола, ушла на назначенную им встречу.
— Что, тяжело убрать за собой?
— Мне пришлось срочно уйти, я не успела убрать посуду. Сейчас уберу.
— Конечно, все занятые такие... Одна я свободна. — Василису «несло» она уже плохо понимала, на что или кого злится. То ли на Заказчика, с которым разбиралась в конце рабочего дня, то ли на бывшего мужа, то ли на Лану, то ли просто злится.

       Лана с недоумением смотрела на женщину, нервно убирающую посуду со стола, в ней начинало просыпаться обида.
— Ничего не сделала! Вот именно ничего не сделала. — Василиса сделала акцент на слове «ничего». — Даже посуду не убрала.
— Далась тебе эта посуда, что ты к ней прицепилась. Подумаешь грязная постояла. — Лана начала злиться. Она первый раз видела Василису в таком состоянии, и её злость, даже ярость, будто передавалась Лане. — Не нравится тебе она, выкинь!
— Хорошо! — и в это же мгновение одна из тарелок полетела в сторону Ланы. Василиса тут же испугалась того, что сделала, и этот страх будто добавил ей смелости. — Теперь так и будем убирать со стола. Всё выкидывать!

       Тарелка пролетела рядом с Ланой, и это было спусковым крючком. Её глаза потемнели, стали почти чёрными, в них бушевала холодная ярость. Она словно перестала контролировать себя. Не говоря ни слова стала медленно надвигаться на Василису. Та схватила со стола вторую тарелку, намереваясь кинуть и её, но в это мгновение Лана стремительно приблизилась к ней, и сильные ладони легли на запястья, фиксируя руки. Василиса начала отступать назад, пытаясь вырвать захваченныё руки. Но силы были явно неравными, и через пару шагов брюнетка упёрлась спиной в стену. В яростной схватке сошлись взгляды изумрудных и стальных глаз.
— Отпусти! Отпусти сейчас же! Ты что себе позволяешь! – голос Василисы был и испуганным и угрожающим одновременно.

       Лана стояла вплотную к Василисе, их прерывистые дыхания переплетались в причудливый рисунок ярости, злости, недоумения и страсти. Лана неожиданно для себя вдруг отпустила руки Василисы, наклонилась и буквально впилась поцелуем в её губы. Одна рука Ланы легла на затылок брюнетки, а другая обняла её, плотно прижимая женщину к себе.
       Поцелуй был мучительно страстным. Губы Ланы терзали губы Василисы, будто не прося, а требуя ответа. И Василиса ответила. Руки брюнетки обвили женщину, и это было словно продолжение поцелуя. Когда дышать уже стало нечем, Лана будто начала приходить в себя, она чуть отстранилась и произнесла:
— Извини, я... — Больше она не успела ничего сказать. Василиса накрыла ей губы поцелуем.
Не отрываясь друг от друга, они вскоре оказались в комнате.

+6

25

Глава 20

      Срывая друг с друга одежду, женщины не переставали целоваться. Лана любила Василису страстно, будто вкладывала в поцелуи и ласки всё накопившееся в ней желание, подогретое яростью от ссоры. Ни нежности, ни мягкости, она словно и брала своё и наказывала Василису одновременно. Брюнетка принимала страсть Ланы, растворяясь в ней, отдаваясь ей, как в первый раз в жизни. Наступившее высвобождение было фееричным, никогда раньше Василиса не испытывала такого. Брюнетка вскрикнула, выгибаясь, и рухнула на постель. Лана с нежностью смотрела на любимую женщину, продолжая сжимать её в объятиях, пока тело Василисы не расслабилось и не обмякло. Тогда она наклонилась к ней и мягко коснулась губами уголка губ брюнетки. Её ставшие почти синими глаза любовались возлюбленной. Она улыбалась. Василиса открыла глаза и утонула во взгляде этих глаз, она потянулась к губам Ланы, а в следующую секунду уже перекатилась и уже нависала над лежащей на спине женщиной. Теперь Василиса любила Лану, исследуя всё тело губами, кончиками пальцев, ладонями. Лана подавалась навстречу этим прикосновениям. Волны удовольствия прокатывались по её телу, передаваясь Василисе.
      Женщины, расслабленные страстью, лежали в объятиях друг друга.
— И что это было? — В глазах Василисы плясали чёртики.
Лана чуть охрипшим голосом произнесла:
— Ну, надо же было тебя как то успокоить. А то посуду жалко…
— Так это всё только из-за разбитой тарелки? Да ты… ты… — Василиса пыталась изобразить возмущение.
— Я люблю тебя, Васька! — выдохнула Лана. Василиса замерла от силы чувств, что вложила Лана в эти слова.
— Я не знаю, что тебе ответить. Ты очень дорога мне, я… — Голос Василисы дрожал.
— Не надо ничего говорить. — Лана поцеловала брюнетку, — я есть хочу. Пойдем чего-нибудь съедим?

      Вскоре женщины уже ужинали на кухне. Лана с аппетитом уплетала макароны с тефтелями. «Не надо торопить и давить на неё. Ей надо время», думала Лана, искоса поглядывая на Василису и рассказывая, как сегодня прошёл её день. Василиса же ела без аппетита, лениво ковыряя картофельное пюре в тарелке, и почти не слушала Лану. Она испугалась её словам, ведь теперь ей надо самой себе ответить на вопрос «Как быть дальше?» Сердце пело от счастья «Она любит меня и я люблю её!», а рассудок упирался «Зачем тебе это? А если это только на время? А если это неправда? Тебе будет потом больно, очень больно!».
      Лана пошла ложиться спать, а Василиса придумывала себе дела и тянула время, надеясь, что Лана заснёт. Женщина гнала от себя шальную мысль лечь спать на диване мальчиков. Через полчаса она тихонько зашла в комнату и осторожно, стараясь не шуметь, легла. Лана не спала, но ничем не показала этого. Она чувствовала тревожное состояние брюнетки. Когда та легла, Лана повернулась к ней, обняла и прижала к себе:
— У тебя опять холодные ноги… Зяблик! Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — тихо произнесла Василиса.

      Утром Василиса проснулась в объятьях Ланы, женщина ещё спала. События вчерашнего вечера пронеслись у Василисы перед глазами. Она вспоминала восторг от близости с Ланой, те невероятные ощущения, которые никогда не испытывала раньше, вспоминала свой страх. «Позволь себе быть счастливой!» просило сердце, «Зачем тебе это?» уговаривал разум. Ночь не принесла ответа, дилемма осталась. И сейчас Василиса, глядя на Лану, пыталась решить, как ей быть, послушать сердце или разум.
Лана приоткрыла один глаз.
— Приветик! Как спалось?
— Доброе утро, Лануся! Хорошо спалось.
— Василёк, мне с тобой поговорить надо. — Лана приподнялась, поцеловала, лежащую на животе брюнетку в щеку. От этого ласкового «Василёк» у Василисы заныло в груди от нежности.
— Мне тоже надо с тобой поговорить.
Лана вздохнула.
— Я про вчерашнее… Мне не надо было…
— Ты про примирение после ссоры? Ты жалеешь? — Не только слова, но и интонации голоса Василисы были столь красноречивы, что Лана рассмеялась.
— Нееет! Я ни о чём не жалею! Мне очень понравилось это... ммм… примирение!
— Так значит, ты признаёшься, что совратила девочку вчера? — Василиса явно заигрывала. — Мне тоже очень понравилось! — Она замолчала на мгновение, голос стал серьёзным.
— Ты прости меня. Я что-то сорвалась с катушек. Я, конечно, бываю противной и вспыльчивой, но вчера меня что-то совсем понесло.
— Ничего страшного, просто тяжёлый день был, — Лана помедлила. — И почему это я тебя совратила? Вроде как девочка не сильно и сопротивлялась… — Лана улыбалась, глядя на Василису. Брюнетка смущенно опустила глаза.
— Василёк.— Лана стала серьёзной. Эта её способность моментально переключаться всегда нравилась Василисе. — Я вчера сказала тебе слова… Мне не надо было… Они ни к чему не обязывают тебя. Просто я так чувствую. — Лана с трудом подбирала слова. Она на мгновение замолчала и как всегда делала, когда смущалась или задумывалась, запустила руку в волосы.

      Дальнейшее сказанное Ланой, избавило Василису отвечать на предыдущие слова.
— Я тут задумалась о квартире. О своей квартире. — Услышав это, брюнетка замерла. «Она хочет съехать? Уйти от меня?» пронеслось в голове. Лана же продолжила:
— Извини не так. О нашей квартире. — Изумлённый взгляд Василисы переливался всеми цветами зелёного «Она сказала «О нашей»?»
— У меня есть часть денег, значительная часть. Роман обещал помочь, и ещё завтра я собираюсь поехать к матери, думаю она поможет. Ещё я договорилась о работе. Контракт на полгода, зарплата хорошая. Так что долги можно будет быстро отдать, — Лана тревожно посмотрела на молчащую Василису. — Не хочешь с пацанами поехать со мной? — Лана замерла, ожидая ответа.
      Пауза затягивалась. Василиса в удивлении не могла подобрать слова «Она зовёт меня ехать к матери? Она говорит о нашей квартире?.. Значит… значит… она и правда любит меня?» Женщина не могла найти слова для ответа. Сердце кричало «Люблю!», а разум… разум махнул рукой «Делай, что хочешь.» Она просто приподнялась, потянулась к Лане и поцеловала её, нежно, почти невесомо. И одновременно с поцелуем выдохнула в губы:
— Я люблю тебя! Боже, как же я люблю тебя, моя девочка!
      Теперь пришёл черед Ланы замереть в изумлении. Она так надеялась услышать когда-нибудь эти слова, а услышав, не могла найти, что ответить. Но самым лучшим ответом был поцелуй, и Лана поцеловала Василису.
      Женщины любили друг друга нежно, будто в первый раз. Стараясь передать своими прикосновениями, поцелуями всю гамму чувств, испытываемых ими, изучая и узнавая друг друга. Когда в приятной истоме после любовных ласк, они лежали в объятьях друг друга, Лана снова спросила:
— Так ты поедешь со мной в Городок?
— Ммм.. это что, знакомство с родителями? Так сразу? Или ты как порядочная, поцеловала девушку, обязана жениться?
— Нет, не обязана. Но хочу!
— Что хочу? — не поняла Василиса.
— Хочу жить с тобой. Познакомить тебя с мамой. Так ты согласна? — Лана говорила серьёзно.
      Что могла ответить Василиса, глядя в глаза любимой женщине? Она набрала в лёгкие воздуха и решительно произнесла:
— Да! И я всё это хочу! Только… Ты выдержишь меня? У меня сложный характер, я капризная, взбалмошная, я скандальная бываю. — Василиса выжидательно посмотрела на любимую. Лана улыбалась, будто знала что-то такое про брюнетку, что опровергало все её слова.
— Не переживай, я терпеливая. Я много чего выдержать могу.
— Ну смотри, я тебя предупреждала!
— Не запугивай меня. Я не из пугливых. А потом… если что я ведь и наказать могу, — Последние слова Лана произнесла низким, бархатистым голосом.
— Ланка, не говори так! У тебя такой голос, что у меня всё внутри замирает от желания. Я люблю тебя! Я очень тебя люблю!
— И я люблю тебя! — Эти слова, произнесённые в губы, стали началом поцелуя и словно открыли чистую страницу в книге жизни. Страницу, которую они будут писать вместе.

+5

26

Lana Zakat|0011/7a/32/5690-1495166715.jpg написал(а):

...словно открыли чистую страницу в книге жизни...

Вы чудесно пишите...
Легкое ощущение счастья от рассказа..

+2

27

Спасибо автору за такой светлый, замечательный рассказ! Будто сама все прожила глазами героинь!)

+2

28

Продолжение ниже.

Отредактировано Lana Zakat (05.04.18 06:32:10)

+1

29

Глава 21

   Мальчики обрадовались поездке. В машине вели себя шумно, задавали множество вопросов «Куда, зачем, почему». Лана старалась ответить на все их вопросы, она за рулём была серьёзна и сосредоточена. Василиса же, сидя полу боком, откинувшись на спинку переднего сидения, улыбалась и влюблёнными глазами смотрела на Лану. Разум почти перестал сопротивляться и задавать каверзные вопросы про то, что будет дальше. А её сердце просто растворялось в любви и нежности, что она испытывала по отношению к Лане.
       Поездка не была долгой, вскоре они подъехали к небольшому домику, утопающему в зелени сада. Встреча, знакомство, удивление матери Ланы по поводу столь многочисленной компании. Женщина познакомила соседа дядю Лешу с близнецами, и вся троица устремилась в гараж рассматривать мотоциклы. Василиса сидела под раскидистой яблоней в кресле, накрытая пледом, и дремала, а Лана с мамой хлопотали на кухне, готовя обед для приехавших гостей. Мама Ланы была симпатичной женщиной небольшого роста, лет пятидесяти пяти. Умные проницательные глаза наблюдали за дочерью.
— Давай, доча, рассказывай, что и как у тебя.

       Лана рассказала про работу, про знакомство с Василисой, про то как она с детьми поселилась у неё в квартире. Не озвучивая их отношения. Она подбирала слова, чтобы перейти к главному, попросить денег в долг на покупку квартиры. Лана никогда не посвящала мать в подробности своей личной жизни, хотя та и знала, что Лана жила с подругой. Именно с подругой. Но мама давно догадывалась, что за отношения были у Ланы с Наташей. Она не видела её ни разу. Лана никогда раньше не привозила к ней своих друзей, подруг, и поэтому сегодняшний визит Ланы в такой компании, навел её на мысли о серьёзности отношения дочери к брюнетки, мирно посапывающей сейчас в плетёном кресле.
— Мам, нам нужна квартира побольше, — заговорила Лана, приступая к основной цели своего визита и умалчивая о том, что сейчас живёт в съёмной квартире. — Ты не могла бы дать мне денег на полгода в долг. Я на работу устраиваюсь, так что реально отдам долг за полгода. — Она старалась не глядеть на мать.
— Ланка, у тебя серьёзно с ней? — мама кивнула в сторону сада. Лана замерла, поражённая этим вопросом. Её личная жизнь никогда не обсуждалась ранее. Затем набрала воздуха в лёгкие и выдохнула:
— Очень. Я люблю её. Очень люблю.
— А она?
— Да.
— Тебя не пугают дети? — вопрос был риторический. Женщина уже заметила, что мальчики души не чаяли в её дочери, и она любила их.
— Нет.
— Ну что же… Значит у меня теперь есть внуки. Прекрасно! Хорошие мальчишки. Они мне понравились. Доча, мы никогда не обсуждали твою личную жизнь. Но я давно догадывалась, что ты у меня… — женщина помолчала, — особенная. Я хочу, чтобы ты была счастлива.
— Я счастлива, мама. Она для меня всё! — Лана смотрела в глаза матери, и та увидела в них правду сказанного.
— Я рада за тебя. Давай, иди буди свою… Василису, будем кушать. — Подхватив стопку тарелок, женщина вышла с кухни в сад, где уже был накрыт в беседке стол.

       Лана подошла к Василисе, наклонилась и, коснувшись губами её щеки, прошептала:
— Вставай, соня!
Василиса вздрогнула, открыла глаза, сладко потянулась.
— Ой, я и правда соня, не заметила как заснула.
Лана тронула губы брюнетки легким поцелуем. Та чуть отстранилась и оглянулась на маму Ланы.
— Ланка, ты с ума сошла? Увидит же!
— Она в курсе. Я сказала, что люблю тебя и что мы живём вместе.
— Ой… — Василиса залилась румянцем.
— Не ойкай. Вставай, пошли обедать. Я за близнецами схожу. — Лана поцеловала Василису в висок и пошла к соседям, в гараж дяди Лёши, откуда слышались восторженные голоса мальчишек.

       У распахнутых ворот гаража, возле трекового мотоцикла, стоял пожилой мужчина, а на самом мотоцикле восседал Сашка. Пашка стоял рядом.
— Парни, обед. Мыть руки и за стол. — Лана подошла ближе. — Дядь Лёш, соблазняешь пацанов?
— А что их соблазнять. Вон Сашка, как влитой сидит на байке. Себя вспомни. Разве я тебя соблазнял, сама бегала, упрашивала меня научить. Ланка, как ты? Всё ходишь на стадион? Скучаешь? — Мужчина улыбался. Именно он учил Лану ездить на байке. И именно он начал называть её – Лана. За ним все остальные, и в результате получая паспорт, она изменила своё имя. Мама ещё долго сопротивлялась, продолжая называть её именем, данным при рождении, но потом смирилась и она.
— Скучаю, конечно. Но хожу редко. Так, иногда накатывает. Ладно, мы пошли обедать. Увидимся!

       Василиса проводила взглядом уходящую Лану и, вздохнув, встала и пошла к накрытому столу, у которого хлопотала мама Ланы.
— Чем мне помочь?
— Да всё уже готово. Так что садись за стол, — женщина посмотрела на Василису. — Ты и правда любишь мою дочь? — взгляд голубых глаз был вопрошающим.
Василиса снова покраснела.
— Да, очень люблю.
— Ну что же. Добро пожаловать в семью. Мальчишки у тебя хорошие. А вот ваши отношения с Ланкой… Не понимаю я этого. Да Бог вам судья. Берегите друг друга, — она помолчала, оглядела стол. — Вроде всё готово. Давай, дочка, мой руки и за стол. О, вот и Ланка с близнецами.
       У Василисы потеплело в груди, от этого такого простого слова «дочка», глаза заблестели от слёз.

       Обед прошел хорошо. Мама Ланы расспрашивала Василису про работу, мальчиков про школу. Близнецам понравилась женщина. И уже в конце обеда Пашка, как самый рассудительный, наклонился к Лане и спросил:
— Тётя Лана, а как нам твою маму называть? — Лана слегка опешила, не ожидая такого вопроса, но мама ответила за неё.
— Бабушкой называйте, чего уж там, — и с усмешкой посмотрела на молодых женщин. — Мы же семья теперь, так, Ланка?
— Да, мы семья.

       Ближе к вечеру уставшая компания ехала в город. Мальчики, утомлённые поездкой, новыми впечатлениями и чаем с пирожками, спали.
— Василёк, ты как? Устала? — Лана взглянула в сторону любимой и вернула взгляд на дорогу.
       Василиса повернулась полу боком, вытянула руку и погладила по щеке Лану.
— Что ж я такого делала, чтобы устать? — Она помедлила. — А к чему ты это? Аааа, ночь скоро, и ты надеешься, что я усну просто так? Не надейся! — Рука брюнетки легла на колено Ланы и начала двигаться по ней выше.
— Васька, я за рулём! Не хулигань!
— Ты от дороги не отвлекайся! — Рука Василисы двигалась по бедру Ланы. — Буду хулиганить! Имею право, нас твоя мама благословила! А тебе не нравится? — Василиса притворно надула губы и убрала руку с бедра Ланы, скрестив обе руки у себя на груди.
— Всё я поняла, ты меня разлюбила! Я тебе уже не нужна! Конечно, я старая… Всё, пойду плакать!
Лана рассмеялась.
— Хороший ход! Капризуля ты моя! Я очень люблю тебя! Не дуйся! Ты моя радость!
— Ну ладно, раз любишь, не буду дуться! А похулиганить можно?
— Можно, но дома! Мы уже скоро приедем.
Василиса притворно вздохнула:
— Хорошо, дома, так дома… Но я всё равно обиде…
В этот момент машина остановилась у светофора и Лана наклонившись к Василисе, поцелуем прервала её.
— Я извинилась? — Голос Ланы был мягким, ласкающим.
— Извинилась. Но ты подлиза!
— Неправильный ответ!
— Моя любимая подлиза!
— Так хорошо!
Женщины рассмеялись одновременно.

Отредактировано Lana Zakat (05.04.18 06:05:13)

+4

30

Глава 22

   Прошло уже полтора месяца с той поездки в Городок. Они были сумасшедшими. Василиса работала. Лана отвезла мальчишек на две недели, перед самым учебным годом, к маме, а сама была занята выбором и покупкой квартиры. Убедила директора школы взять мальчиков в школу рядом с новой квартирой, несмотря на отсутствие пока прописки. Подгоняла строителей с ремонтом. Потом сама устроилась на работу.

       Их отношения с Василисой напоминали американские горки. Периоды спокойствия сменялись короткими периодами мелких ссор и обид. Лана временами проявляла чудеса терпения и спокойствия, чтобы успокоить часто неуверенную Василису. Но ни разу ей в голову не приходило бросить всё и вновь погрузиться в размеренное течение одинокой жизни. Василиса же то успокаивалась, то начинала мучить себя и Лану сомнениями «А вдруг она меня бросит. Зачем она ей с детьми, с капризами, с перепадами настроения». Она не один раз спрашивала Лану «А ты сможешь жить со мной такой?» Лана терпеливо разрушала все сомнения Василисы, вновь и вновь говоря ей о своей любви. Примирения после ссор были фееричными. Женщины любили друг друга страстно, упоительно. Утомлённые после занятий любовью, подолгу лежали обнявшись, то разговаривали, то молчали.
— Ланусь, я ведь часто обижаю тебя. Характер у меня такой дурацкий. Тебе не надоело ещё? — Василиса пристально вглядывалась в любимые серо-голубые глаза.
Лана улыбалась.
— Василёк! Я люблю тебя! Как я могу бросить свою любимую девочку? Ты моё счастье! Я буду рядом всегда! — Она обнимала Василису, гладила по голове.
Василиса успокоено вздыхала и, уткнувшись в плечо любимой женщины, отпускала свои страхи. Правда ненадолго.

       И вот квартира была готова. Длительные и многочисленные поездки по мебельным магазинам были уже позади. Почти позади. Лана возила мальчиков в школу и забирала после продлёнки вечером. Добираться до школы было пока далеко.

       Лана стояла в большой комнате новой просторной трехкомнатной квартиры. Вторая машина из мебельного центра уже уехала. В их комнате теперь стояли большая кровать и новый спальный гарнитур. Их доставили собранными. Остальные комнаты напоминали склад, заваленный ещё не собранной мебелью. Сборщики должны были приехать завтра. Лана достала из кармана красную бархатную коробочку. Два простых золотых колечка блестели на солнце, заглядывающем в комнату. Она купила их ещё две недели назад и носила с собой всё это время. У неё не было сомнений. Она хотела прожить с Василисой, ставшей частью её самой, всю жизнь. И обдумывала, как сказать брюнетке об этом. Она не хотела торопить любимую, но и медлить уже не было сил. «Вот переедем в квартиру, и она попросит надеть это кольцо самого важного человека в своей жизни» Лана задумчиво смотрела на кольца.

       Василиса зашла в приоткрытую дверь квартиры и закрыла её за собой. Она отпросилась с работы, сославшись на переезд. Конечно, никто среди её знакомых не знал, что её любимый человек – женщина. Но то, что Василиса влюблена, заметили многие. Она изменилась, и не только внешне. Стала спокойнее, улыбчивее. Мужчины, замечая, как она похорошела, качали головой, пожирая глазами. Женщины завидовали и просили показать счастливчика, похитившего сердце Василисы. А она только загадочно улыбалась и говорила «Как-нибудь потом!» Её по-прежнему иногда одолевали страхи, она безумно боялась потерять Лану, но при этом она стала увереннее в себе, уравновешеннее.

       Василиса поставила на пол большую дорожную сумку и осторожно, стараясь не шуметь, вошла в комнату и, подойдя к Лане, обняла её сзади.
Лана, погруженная в свои мысли, не услышала шагов. И потому вздрогнула, почувствовав руки на своей талии. Она резко повернулась.
— Василёк, ты как здесь? Почему не на работе? — Лана быстро убрала бархатную коробочку в карман куртки.
— Не хочу быть на работе! Я скучала по тебе и решила приехать. — Голос был немного капризным, но глаза светились радостью. — Ты не рада? Ну вот, ты разлюбила меня… я так и знала..
       Лана рассмеялась. Ей нравились такие наигранные капризы любимой. Она знала, как действовать в таких ситуациях.
— Родная моя! Я очень рада тебя видеть всегда! Я ведь тебя очень люблю! — Обняла и поцеловала Василису.

       Женщины стояли, обнимая друг друга, растворяясь в друг друге, переплетая взгляды, сплетая пальцы рук. Лана решительно сунула руку в карман «Была, не была!»
— Василёк, родная моя! Я хочу тебе сказать, что очень люблю тебя и… — Лана на мгновение опустила глаза на карман, откуда никак не хотела доставаться заветная коробочка. А когда вновь посмотрела на брюнетку, то увидела на ладони той изумрудную бархатную коробочку, так похожую на её красную.

       Василиса держала в чуть дрожащей руке символ своей любви, коробочку с обручальными кольцами. Она купила их неделю назад и безумно боялась реакции Ланы. Но она очень хотела не просто быть рядом с любимой женщиной, а связать себя с ней брачными узами.
Женщины, глядя друг на друга, улыбались. А затем сначала Василиса, а потом и Лана открыли каждая свою коробочку. Тоненькие золотые колечки были абсолютно одинаковыми.
— Любимая, ты сделаешь меня счастливой, примешь моё кольцо? — первой заговорила Василиса.
— И в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас! — продолжила Лана.
Рука Василисы чуть подрагивала, когда Лана одевала ей кольцо. У казавшейся более спокойной Ланы, внутри всё замирало от волнения.

       Обмен кольцами и слова клятвы были скреплены поцелуем.
— А что с этими будем делать? — Лана кивнула на стоявшие на подоконнике две коробочки, в каждой из которых поблёскивало по колечку.
— Запасные будут.
Лана рассмеялась.
— Пойдем, я покажу тебе нашу спальню. Правда, она не готова. Там только мебель.
— А я принесла кое-что для спальни. — Василиса хитро прищурилась.
Лана удивлённо посмотрела на любимую.
— Что?
— После бракосочетания обычно пьют шампанское… — протянула Василиса. — А потом…
— Что потом? — Лана изобразила на лице непонимание.
— Лануська, не тупи! Потом брачная ночь! Я купила шикарное постельное бельё. — Василиса на секунду замерла. — Или ты хотела зажать брачную ночь? Не выйдет!
Лана, стараясь не разулыбаться, почти серьёзно произнесла.
— А сегодня с утра, это не считается? — Увидев изумлённые глаза любимой, Лана не выдержала и рассмеялась. — Я тоже купила нам новое постельное бельё. Пойдём, опробуем…

      Лана достала купленный комплект и кинула его на кровать, через секунду рядом упал точно такой же комплект, извлечённый Василисой из сумки, стоявшей в прихожей.
Теперь уже Лана произнесла.
— Запасной будет!

Глава 22

     Ранний вечер осторожно заглянул в светлую комнату, будто осматривая её. На полу стояла початая бутылка шампанского и два пустых бокала, рядом лежала поломанная на кусочки шоколадка. По полу была разбросана в беспорядке одежда, обувь, а на кровати на белоснежной простыне, переплетаясь телами, лежали две женщины. Утомлённые после страсти, сейчас они молча смотрели друг на друга. Яркий изумрудный взгляд одной тонул в серой синеве другой.
— Я очень рада, что ты такой водитель…
— Я тоже рада этому, иначе нашего знакомства могло не быть. — Василиса кончиками пальцев лениво очерчивала контур губ Ланы. Она улыбнулась, но тут же, словно что-то вспомнив, села на постели.
— Эй, ты что, хочешь сказать, что я плохой водитель?
— Понимаешь, любимая. Кто-то хорошо водит машину, а кто-то красивый. Ты у меня, шикарная женщина! И я тебя люблю!
— Раз у тебя, тогда ладно! — Василиса наклонилась и поцеловала Лану. — Я очень тебя люблю!

Отредактировано Lana Zakat (05.04.18 06:07:09)

+6

31

История закончена.

Надеюсь кто-то прочитав её поверит - Всё возможно!
И если такое случится, значит я не зря старалась)

Отредактировано Lana Zakat (05.04.18 06:12:07)

+5

32

Aquamarine|0011/7a/32/3320-1522594699.jpg написал(а):

Вы чудесно пишите...Легкое ощущение счастья от рассказа..


Спасибо Вам огромное! Мне приятно)

Пусть это ощущение счастья остаётся с Вами надолго)

Отредактировано Lana Zakat (05.04.18 06:10:02)

+1

33

Ландыш|0011/7a/32/3743-1508792446.png написал(а):

Спасибо автору за такой светлый, замечательный рассказ! Будто сама все прожила глазами героинь!)


Благодарю Вас!

Я искренне рада, что от прочтения Вы получили положительные эмоции)

+2

34

P.S. Если кому-то вдруг понадобится эта работа в электронном варианте, стучите в личку.

+1

35

Lana Zakat
Продолжение..  )))

+1

36

Lana Zakat
Лана!
Знаете, так захватило начало). Динамично. Реалистично.
Простите, но читать по главам не умею. Всё сразу надо. Днём прочла 20-ю главу. Но что-то потеряла в себе(  Нарушилась целостность восприятия. Жаль.
Теперь придётся подождать. Подзабыть. Через некоторое время вернуться.
Лана! Мне нравится, что пишите про простых людей, наших соотечественниц.
Подобного рода литературу воспринимаю как вклад в дело уравнивания в правах людей с гетеро- и гейориентацией.
Нужная работа.

+1

37

Lana Zakat
Спасибо вам огромное за такой замечательный рассказ.

0

38

Танюшка
Спасибо Вам за добрые слова, рада что понравилось)

0

39

Lana Zakat
Очень понравилось. Спасибо!!!

+1

40

Lana Zakat|0011/7a/32/5690-1495166715.jpg написал(а):

если такое случится

хах  ))
когда буду мемуары писать, первый том придется выкинуть, дабы в плагиате не обвиняли
у Вижи и Солы было немножко по другому, но в целом похоже  )

+1